Гоголь Николай Васильевич биография.

Николай Васильевич Гоголь — русский прозаик, драматург, поэт, критик, публицист, признанный одним из классиков русской литературы.
Гоголь родился 20 марта (1 апреля по новому стилю) 1809 года в семье помещика Василия Афанасьевича Гоголя-Яновского в местечке Большие Сорочинцы (Полтавская губерния). Происходил из старинного дворянского рода Гоголь-Яновских.

 Помимо Николая в семье было ещё одиннадцать детей. Всего
Василий Гоголь-Яновский, отец Николая Гоголя
было шесть мальчиков и шесть девочек. Первые два мальчика родились мёртвыми. Гоголь был третьим ребёнком. Четвёртым сыном был рано умерший Иван (1810—1819). Затем родилась дочь Мария (1811—1844). Все средние дети также умерли в младенчестве. Последними родились дочери Анна (1821—1893), Елизавета (1823—1864) и Ольга (1825—1907).
 Имя Николай он получил в честь иконы Святого Николая, находившейся в местной церкви. 
 Отец Гоголя, Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский (1777—1825), умер, когда сыну было 15 лет. Полагают, что
Мария Ивановна Гоголь-Яновская (рожд. Косяровская),
мать писателя
сценическая деятельность отца, который был замечательным рассказчиком и писал пьесы для домашнего театра, определила интересы будущего писателя — у Гоголя рано проявился интерес к театру.
 Мать Гоголя (1791—1868, рожд. Косяровская) слыла первой красавицей Полтавщины, выдана замуж была в 14 лет (в 1805 году) за отца писателя, вдвое её старше. Считается, что именно мать способствовала развитию у Николая религиозно-мистических чувств.

В годы своего гимназического ученичества Гоголь показывал неважные результаты. Успешен он был в основном в рисовании и неплохо знал грамматику русского языка, а вот талантом к языкам не обладал и, как ни странно, сочинения писал плохо. В гимназии обучение было организовано даже по тем временам консервативно, приветствовалась зубрежка и применялись наказания розгами, отведать которых приходилось и Гоголю.

Смерть отца была тяжёлым ударом для всей семьи. Заботы о делах ложатся и на Гоголя; он даёт советы, успокаивает мать, должен думать о будущем устройстве своих собственных дел. Мать боготворит своего сына Николая, считает его гениальным, она отдаёт ему последнее из своих скудных средств для обеспечения его нежинской, а впоследствии петербургской жизни. Николай также всю жизнь платил ей горячей сыновней любовью, однако полного понимания и доверительных отношений между ними не существовало. Позднее он откажется от своей доли в общем семейном наследстве в пользу сестёр, чтобы целиком посвятить себя литературе.
К концу пребывания в гимназии он мечтает о широкой общественной деятельности, которая, однако, видится ему вовсе не на литературном поприще; без сомнения под влиянием всего окружающего, он думает выдвинуться и приносить пользу обществу на службе, к которой на деле он был не способен.

Гоголь был неординарной и интересной личностью, например, он испытывал страсть к рукоделию: вязал шарфы, кроил платья сестрам, шил себе шейные платки, также любил миниатюрные издания книг (так, не любя и не зная математики, он выписал математическую энциклопедию только потому, что она была издана в шестнадцатую долю листа (10,5×7,5 см).
Гоголь часто, когда писал, катал шарики из белого хлеба. Друзьям он говорил, что это помогает ему в разрешении самых сложных задач. Сладкоежка, у которого в карманах всегда лежали сладости. Живя в гостинице, он никогда не позволял прислуге уносить поданный к чаю сахар, собирал его, прятал, а потом грыз куски за работой или разговором.

 В декабре 1828 года Гоголь переехал в Санкт-Петербург. Здесь впервые ждало его жестокое разочарование: скромные средства оказались в большом городе совсем незначительными, а блестящие надежды не осуществлялись так скоро, как он ожидал. Его письма домой того времени смешаны из этого разочарования и туманного упования на лучшее будущее. В запасе у него были сила характера и практическая предприимчивость: он пробовал поступить на сцену, стать чиновником, отдаться литературе.
В актёры его не приняли; служба была так бессодержательна, что он стал ею тяготиться; тем сильнее привлекало его литературное поприще. В Петербурге он первое время держался общества земляков, состоявшего отчасти из прежних товарищей. Он нашёл, что Малороссия возбуждает живой интерес в петербургском обществе; испытанные неудачи обратили его поэтические мечтания к родному краю, и отсюда возникли первые планы труда, который должен был дать исход потребности художественного творчества, а также принести и практическую пользу: это были планы «Вечеров на хуторе близ Диканьки».
Но до этого он издал под псевдонимом В. Алова романтическую идиллию «Ганц Кюхельгартен» (1829), которая была написана ещё в Нежине (он сам пометил её 1827 годом) и герою которой приданы те идеальные мечты и стремления, какими он был исполнен в последние годы нежинской жизни. Вскоре по выходе книжки в свет он сам уничтожил её тираж, когда критика отнеслась неблагосклонно к его произведению.
 Из записок сестер Николая Гоголя, выяснилось, что он практически всю свою сознательную жизнь очень сильно подвергался депрессивным состояниям, его никак не привлекало общество. То есть, при появлении в кругу семьи посторонних людей, он удалялся и никогда не присутствовал на церемониях чаепития...
 
В 1831 году происходит сближение с кругом Жуковского и Пушкина, что оказало решительное влияние на его дальнейшую судьбу и на его литературную деятельность.
Неудача с «Ганцем Кюхельгартеном» была ощутимым указанием на необходимость другого литературного пути; но ещё раньше, с первых месяцев 1829 года, Гоголь осаждает мать просьбами о присылке ему сведений об малорусских обычаях, преданиях, костюмах, а также о присылке «записок, ведённых предками какой-нибудь старинной фамилии, рукописей стародавних» и пр. Всё это был материал для будущих рассказов из малорусского быта и преданий, которые стали началом его литературной славы. Он уже́ принимал некоторое участие в изданиях того времени: в начале 1830 года в «Отечественных записках» Свиньина был напечатан (с правками редакции) «Вечер накануне Ивана Купала»; в то же время (1829) были начаты или написаны «Сорочинская ярмарка» и «Майская ночь».
 Гоголь очень боялся грозы. По словам современников, непогода плохо действовала на его слабые нервы.Уже в гимназии Гоголь не представлял свою судьбу такой, какая обычно ждала большинство людей его круга. Он был уверен в том, что ему уготована особая судьба, и говорил о знаках провидения, в которые верил. И действительно, мистика преследовала его всю жизнь, что нашло отражение в особенностях его творчества.
 
Жуковский рекомендовал молодого человека Плетнёву с просьбой его пристроить, и действительно, в феврале 1831 года Плетнёв посоветовал Гоголя на должность учителя в Патриотическом институте, где сам был инспектором. Узнав ближе Гоголя, Плетнёв ждал случая «подвести его под благословение Пушкина»: это случилось в мае того же года. Вступление Гоголя в этот круг, вскоре оценивший в нём великий зарождающийся талант, оказало на судьбу Гоголя огромное влияние. Перед ним открывалась, наконец, перспектива широкой деятельности, о которой он мечтал, — но на поприще не служебном, а литературном.
В материальном отношении Гоголю могло помочь то, что кроме места в институте Плетнёв предоставил ему возможность вести частные занятия у Лонгиновых, Балабиных, Васильчиковых; но главное было в нравственном влиянии, которое оказывала на Гоголя эта новая для него среда. В 1834 году его назначили на должность адъюнкта по кафедре истории в Петербургском университете. Он вошёл в круг лиц, стоявших во главе русской художественной литературы: его давние поэтические стремления могли развиваться во всей широте, инстинктивное понимание искусства могло стать глубоким сознанием; личность Пушкина произвела на него чрезвычайное впечатление и навсегда осталась для него предметом поклонения. Служение искусству становилось для него высоким и строгим нравственным долгом, требования которого он старался исполнять свято.
  Николай Васильевич неплохо готовил и угощал друзей галушками и варениками. Готовил козье молоко с ромом, которое он называл гоголем-моголем.  Ходил по улицам обычно с левой стороны, из-за этого постоянно натыкался на прохожих.
 
 Эта пора была самою деятельной эпохой его творчества. После небольших трудов, выше частью названных, его первым крупным литературным делом, положившим начало его славе, были «Вечера на хуторе близ Диканьки». Повести, изданные пасичником Рудым Паньком", вышедшие в Петербурге в 1831 и 1832 годах, двумя частями (в первой были помещены «Сорочинская ярмарка», «Вечер накануне Ивана Купала», «Майская ночь, или утопленница», «Пропавшая грамота»; во второй — «Ночь перед Рождеством», «Страшная месть, старинная быль», «Иван Фёдорович Шпонька и его тётушка», «Заколдованное место»). Эти рассказы, изображавшие невиданным прежде образом картины украинского быта, блиставшие весёлостью и тонким юмором, произвели большое впечатление на Пушкина. Следующими сборниками были сначала «Арабески», потом «Миргород», оба вышедшие в 1835 году. Литературная слава Гоголя стала бесспорной.
Он вырос в глазах и его ближайшего круга, и вообще молодого литературного поколения.
 Гоголь стеснялся своего большого носа необычной формы и, по-видимому, просил художников немного исправлять его на рисунках. Поэтому на разных портретах Гоголь выглядит по-разному. Переживания по поводу собственного носа у Гоголя были настолько сильными, что в конце концов вылились в повесть "Нос".
 
 С конца 1833 года он увлёкся мыслью столь же несбыточной, сколь несбыточными были его прежние планы относительно службы: ему казалось, что он может выступить на учёном поприще. В то время готовилось открытие Киевского университета, и он мечтал занять там кафедру истории, которую преподавал девицам в Патриотическом институте. В Киеве он думал написать нечто небывалое по всеобщей истории. Однако оказалось, что кафедра истории была отдана другому лицу; зато вскоре, благодаря влиянию его высоких литературных друзей, Гоголю предложена была такая же кафедра в Петербургском университете. Он действительно занял эту кафедру; несколько раз ему удалось прочесть эффектную лекцию, но затем задача оказалась ему не по силам, и он сам отказался от профессуры в 1835 году. В 1834 году он написал несколько статей по истории западного и восточного средневековья.
 Будучи профессиональным историком, Гоголь пишет «Тараса Бульбу» используя фактические материалы для построения сюжета и разработки характерных персонажей романа. События, легшие в основу романа — крестьянско-казацкие восстания 1637—1638 годов, предводительствуемые Гуней и Острянином. По всей видимости, писатель использовал дневники польского очевидца этих событий — войскового капеллана Симона Окольского. (Позднее в 1842 «Тарас Бульба» был полностью переработан Гоголем)

К 1834 году относят первый замысел «Ревизора». Сохранившиеся рукописи Гоголя указывают, что он работал над своими произведениями чрезвычайно тщательно: по тому, что уцелело из этих рукописей, видно, как произведение в его известной нам, законченной форме вырастало постепенно из первоначального очерка, все более осложняясь подробностями и достигая, наконец, той удивительной художественной полноты и жизненности, с какими мы знаем их по завершении процесса, тянувшегося иногда целые годы.
Сюжет "Ревизора" был основан на реальных событиях, и был подсказан писателю Пушкиным. И именно Пушкин уговаривал продолжать работу над "Ревизором", когда Гоголь решал покончить с произведением.
 
 «Ревизор» имел необычайное действие: ничего подобного не видела русская сцена; действительность русской жизни была передана с такою силой и правдой, что хотя, как говорил сам Гоголь, дело шло только о шести провинциальных чиновниках, оказавшихся плутами, на него восстало всё то общество, которое почувствовало, что дело идёт о целом принципе, о целом порядке жизни, в котором и само оно пребывает.
Но, с другой стороны, комедия встречена была с величайшим энтузиазмом теми элементами общества, которые сознавали существование этих недостатков и необходимость их преодоления

В июне 1836 года Николай Васильевич уехал за границу, где пробыл с перерывами около десяти лет.
 За границей он жил в Германии, Швейцарии, зиму провёл с А. Данилевским в Париже, где встретился и особенно сблизился со Смирновой и где его застало известие о смерти Пушкина, страшно его поразившее.
Мемориальная доска, установленная на via Sistina в Риме на доме, в котором проживал Гоголь. Надпись по-итальянски гласит: Великий русский писатель Николай Гоголь жил в этом доме с 1838 по 1842, где сочинял и писал своё главное творение. Доска установлена силами писателя П. Д. Боборыкина
 В марте 1837 года он был в Риме, который чрезвычайно ему полюбился и стал для него как бы второй родиной. Европейская политическая и общественная жизнь всегда оставалась чужда и совсем незнакома Гоголю; его привлекала природа и произведения искусства, а Рим в то время представлял именно эти интересы. Гоголь изучал памятники древности, картинные галереи, посещал мастерские художников, любовался народной жизнью и любил показывать Рим, «угощать» им приезжих русских знакомых и приятелей.
Но в Риме он и усиленно работал: главным предметом этой работы были «Мёртвые души», задуманные ещё в Петербурге в 1835 году; здесь же, в Риме закончил он «Шинель», писал повесть «Анунциата», переделанную потом в «Рим», писал трагедию из быта запорожцев, которую, впрочем, после нескольких переделок уничтожил.
Знаменитое произведение писателя «Вий» скорее всего было от начала до конца вымыслом самого Гоголя. Хотя он утверждал, что «Вий» является народным преданием, которое он, якобы, слышал и записал, не изменив в нем ни одного слова. Но ни литературоведы, ни историки, ни фольклористы, ни исследователи никогда и нигде ни разу не смогли найти ни устных, ни, тем более, письменных упоминаний о народных легендах или сказках, которые бы хоть отдаленно напоминали сюжет «Вия». Все это дает повод считать повесть исключительно плодом фантазии великого мистификатора и писателя, а само имя «Вий» представляет собой вольную сборную от названия хозяина пекла «железного Ния», который являлся божеством в украинской мифологии и слово «вия», которое в переводе с украинского означает «веко».
К лету 1841 года первый том «Мёртвых душ» был готов. В сентябре этого года Гоголь отправился в Россию печатать свою книгу. Книга была представлена сначала в московскую цензуру, которая собиралась совсем запретить её; затем книга отдана в цензуру петербургскую и благодаря участию влиятельных друзей Гоголя была, с некоторыми исключениями, дозволена. Она вышла в свет в Москве («Похождения Чичикова или Мёртвые души, поэма Н. Гоголь», М., 1842)

В июне Гоголь опять уехал за границу. Это последнее пребывание за границей было окончательным переломом в душевном состоянии Гоголя. Он жил то в Риме, то в Германии, во Франкфурте, Дюссельдорфе, то в Ницце, то в Париже, то в Остенде, часто в кружке своих ближайших друзей — Жуковского, Смирновой, Виельгорских, Толстых.
Гоголь в группе русских художников в Риме
Сергей Левицкий, Рим, 1845, ателье Perrot
 Высокое представление о своём таланте и лежащей на нём обязанности повело его к убеждению, что он творит нечто провиденциальное: для того, чтобы обличать людские пороки и широко смотреть на жизнь, надо стремиться к внутреннему совершенствованию, которое даётся только богомыслием. Несколько раз пришлось ему перенести тяжёлые болезни, которые ещё больше увеличивали его религиозное настроение; в своем кругу он находил удобную почву для развития религиозной экзальтации — он принимал пророческий тон, самоуверенно делал наставления своим друзьям и в конце концов приходил к убеждению, что сделанное им до сих пор было недостойно той высокой цели, к которой он считал себя призванным. Если прежде он говорил, что первый том его поэмы есть не больше, как крыльцо к тому дворцу, который в нём строится, то в это время он готов был отвергать всё им написанное, как греховное и недостойное его высокого посланничества.
Собственную семью Гоголь так и не завёл, и, вообще, неизвестно, были ли у него какие-либо связи с женщинами. Правда, весной 1850 года Н.В.Гоголь делал предложение (первое и последнее) А. М. Виельгорской, но получил отказ.
 Работа над продолжением «Мёртвых душ» не клеилась, и писатель испытывал мучительные сомнения в том, что ему удастся довести задуманное произведение до конца. Летом 1845 года его настигает мучительный душевный кризис. Он пишет завещание, сжигает рукопись второго тома «Мёртвых душ». В ознаменование избавления от смерти Гоголь решает уйти в монастырь и стать монахом, но монашество не состоялось. Зато его уму представилось новое содержание книги, просветлённое и очищенное; ему казалось, что он понял, как надо писать, чтобы «устремить всё общество к прекрасному». Он решает служить Богу на поприще литературы.

 Гоголь, не отвергая целесообразности социального переустройства, основную цель видел в духовном самосовершенствовании. Поэтому на долгие годы предметом его изучения становятся труды отцов Церкви. Но, не примкнув ни к западникам, ни к славянофилам, Гоголь остановился на полпути, не примкнув целиком и к духовной литературе.

В его письмах с 1847 года уже нет прежнего высокомерного тона проповедничества и назидания; он увидел, что описывать русскую жизнь можно только посреди неё и изучая её. Убежищем его осталось религиозное чувство: он решил, что не может продолжать работы, не исполнив давнишнего намерения поклониться Святому Гробу. В конце 1847 года он переехал в Неаполь и в начале 1848 года отплыл в Палестину, откуда через Константинополь и Одессу вернулся окончательно в Россию.

Дом А. И. Талызина на Никитском бульваре, где последние годы жил и работал Гоголь; здесь был сожжён второй том «Мёртвых душ»; здесь писатель скончался.
Пребывание в Иерусалиме не произвело того действия, какого он ожидал. «Ещё никогда не был я так мало доволен состоянием сердца своего, как в Иерусалиме и после Иерусалима, — говорит он. — У Гроба Господня я был как будто затем, чтобы там на месте почувствовать, как много во мне холода сердечного, как много себялюбия и самолюбия». Свои впечатления от Палестины Гоголь называет сонными; застигнутый однажды дождём в Назарете, он думал, что просто сидит в России на станции.
Дом А. И. Талызина на Никитском бульваре, где последние годы жил и работал Гоголь; здесь был сожжён второй том «Мёртвых душ»; здесь писатель скончался.
 Он продолжал работать над вторым томом «Мёртвых душ» и читал отрывки из него у Аксаковых, но в нём продолжалась та же мучительная борьба между художником и христианином, которая шла в нём с начала сороковых годов. По своему обыкновению, он много раз переделывал написанное, вероятно, поддаваясь то одному, то другому настроению. Между тем его здоровье всё более слабело; в январе 1852 года его поразила смерть жены А. С. Хомякова — Екатерины Михайловны, которая была сестрой его друга Н. М. Языкова; им овладел страх смерти; он бросил литературные занятия, стал говеть на масленице (Говеть — значит предписать своему телу воздержаться, очиститься и ограничиться в пище, посещать все богослужения и и выполнять домашние молитвы); однажды, когда он проводил ночь в молитве, ему послышались голоса, говорившие, что он скоро умрёт.

Последние дни

С конца января 1852 года в доме графа Александра Толстого гостил ржевский протоиерей Матфей Константиновский, с которым Гоголь познакомился в 1849 году, а до того был знаком по переписке. Между ними происходили сложные, подчас резкие беседы, основным содержанием которых было недостаточное смирение и благочестие Гоголя, например, требование о. Матфея: «Отрекись от Пушкина». Гоголь предложил ему прочесть беловой вариант второй части «Мёртвых душ» для ознакомления, с тем, чтобы выслушать его мнение, но получил отказ священника. Гоголь настаивал на своём, пока тот не взял тетради с рукописью для прочтения. Протоиерей Матфей стал единственным прижизненным читателем рукописи 2-й части. Возвращая её автору, он высказался против опубликования ряда глав, «даже просил уничтожить» их (ранее, он также давал отрицательный отзыв на «Выбранные места …», назвав книгу «вредной»).
Церковь Симеона Столпника на Поварской, которую посещал Гоголь в последние годы своей жизни.
Смерть Хомяковой, осуждение Константиновского и, возможно, иные причины убедили Гоголя отказаться от творчества и начать говеть за неделю до Великого поста. 5 февраля он провожает Константиновского и с того дня почти ничего не ест. 10 февраля он вручил графу А. Толстому портфель с рукописями для передачи митрополиту Московскому Филарету, но граф отказался от этого поручения, чтобы не усугубить Гоголя в мрачных мыслях.
В конце жизни психологическое состояние Гоголя существенно ухудшилось, и он, видимо, сильно попал под власть собственных страхов. В ночь с 11 на 12 февраля 1852 года, находясь в тяжелом душевном состоянии, писатель сжег рукопись второго тома поэмы «Мертвые души». Биографы говорят, что до трёх ночи писатель истово молился, после чего сжег содержимое своего портфеля (второй том «Мёртвых душ»), а потом рыдал до утра в своей постели. Также он распорядился чтобы его надгробие соответствовало православным канонам и велел не хоронить тело до тех пор, пока на нем не появятся явные признаки разложения.
Гоголь перестаёт выезжать из дому. В 3 часа ночи с понедельника на вторник 11—12 (23—24) февраля 1852 года, то есть в великое повечерие понедельника первой седмицы Великого поста, Гоголь разбудил слугу Семёна, велел ему открыть печные задвижки и принести из шкафа портфель. Вынув из него связку тетрадей, Гоголь положил их в камин и сжёг их. Наутро он рассказал графу Толстому, что хотел сжечь только некоторые вещи, заранее на то приготовленные, а сжёг всё под влиянием злого духа. Гоголь, несмотря на увещевания друзей, продолжал строго соблюдать пост; 18 февраля слёг в постель и совсем перестал есть. Всё это время друзья и врачи пытаются помочь писателю, но он отказывается от помощи, внутренне готовясь к смерти.
20 февраля врачебный консилиум (профессор А. Е. Эвениус, профессор С. И. Клименков, доктор К. И. Сокологорский, доктор А. Т. Тарасенков, профессор И. В. Варвинский, профессор А. А. Альфонский, профессор А. И. Овер) решается на принудительное лечение Гоголя, результатом которого явилось окончательное истощение и утрата сил, вечером он впал в беспамятство, а на утро 21 февраля в четверг скончался.
Опись имущества Гоголя показала, что после него осталось личных вещей на сумму 43 рубля 88 копеек. Предметы, попавшие в опись, представляли из себя совершенные обноски и говорили о полном равнодушии писателя к своему внешнему облику в последние месяцы его жизни. В то же время на руках у С. П. Шевырёва оставались две с лишним тысячи рублей, переданных Гоголем на благотворительные цели нуждающимся студентам Московского университета. Эти деньги Гоголь не считал своими, и Шевырёв не стал их возвращать наследникам писателя.

Восстановленный крест на могиле
Николая Васильевича Гоголя на
Новодевичьем кладбище. 2010 год.
Похоронили писателя 24 февраля (7 марта) 1852 года на кладбище Данилова монастыря в Москве. На могиле был установлен бронзовый крест, стоявший на чёрном надгробном камне («Голгофа»), а на нём высечена надпись: «Горьким словом моим посмеюся» (цит. кн. пророка Иеремии, 20, 8).

При перезахоронении Гоголя, по одной из версий его голова была повернута в сторону, а по другой - вообще отсутствовала, так как была похищена для коллекции основателя театрального музея Алексея Бахрушина. Впоследствии эта версия была обыграна Булгаковым в романе "Мастер и Маргарита" в эпизоде с похищением Бегемотом головы Берлиоза.

При перезахоронении на новой могиле Гоголя решили установить бюст, а камень, лежавший там ранее, перенесли на могилу Булгакова. Так после смерти протянулась связь между, наверное, двумя самыми мистическими русскими писателями. После этого в новом свете предстает фраза Булгакова, обращенная к Гоголю: "Учитель, укрой меня своей шинелью".

Современные специалисты в области психиатрии проанализировали многочисленные документы и пришли к совершенно определенному выводу о том, что никакого психического расстройства у Гоголя не было и в помине. Возможно, он страдал депрессией, и если бы к нему было применено правильное лечение, великий писатель прожил бы намного дольше.

Перед смертью Гоголь кричал — это был непонятно к кому обращенный крик: «Лестницу! Поскорее давай лестницу!»
Оказывается, в детстве бабушка рассказала ему, что умирающему человеку ангелы опускают с неба лестницу, чтобы душа умершего могла взойти на небо...


Произведения Гоголя:

Мертвые души Поэма
Ревизор Комедия в пяти действиях
Шинель
Вечера на хуторе близ Диканьки
Все повести из цикла 
«Вечера на хуторе близ Диканьки»
Книга первая

Сорочинская ярмарка
Вечер накануне Ивана Купала
Майская ночь, или Утопленница
Пропавшая грамота

Книга вторая
Ночь перед Рождеством
Страшная месть
Иван Фёдорович Шпонька и его тётушка
Заколдованное место

Все повести из цикла 

«Миргород»
Старосветские помещики (Миргород)
Тарас Бульба (Миргород)
Вий (Миргород)
Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем (Миргород)

Нос
Портрет

Невский проспект
Женитьба Совершенно невероятное событие в двух действиях
Записки сумасшедшего
Игроки
«Италия — роскошная страна!..» (Италия)
Коляска
Лакейская
Новоселье
Отрывок
Рим
Театральный разъезд после представления новой комедии
Тяжба
Утро делового человека



Проект Первого канала "Тайны Века". 
Николай Гоголь. Тайна смерти.