Гроза. Островский А.Н. Аудиокнига, фильм, анализ.

Гроза. Островский А.Н.
«Гроза» — пьеса Александра Николаевича Островского в пяти действиях, написанная в 1859 году, в обстановке предреформенного общественного подъёма. Действие происходит летом в вымышленном городе Калинове на берегу Волги. Между 3-м и 4-м действиями проходит 10 дней.
 В семействе Кабановых царит домострой, который вершит мать Тихона Ивановича Кабанова — Марфа Игнатьевна Кабанова. Катерина, главная героиня, с детства жила в окружении любви и ласки своей матери, но после того, как она стала женой Кабанова, её жизнь изменилась, стала подневольной. Затем она влюбляется в Бориса Григорьевича — племянника Дикого (ещё одного самодура, жадного и жестокого). Борис тоже тайно влюблён в Катерину. Осознавая всю тяжесть своего положения, влюблённые всё-таки устраивают тайные встречи. Затем Катерина, по своей светлой, богобоязливой натуре, признаётся мужу в измене, при его матери, после чего жизнь женщины становится совершенно невыносимой. Очень скоро Борис уезжает по приказу Дикого в Сибирь, а Катерина совершает самоубийство, бросаясь в Волгу.

История создания пьесы «Гроза»

Пьеса была начата Александром Островским в июле 1859 года. 9 октября драматург окончил «Грозу», а 14 октября уже отправил пьесу в цензуру в Петербург. Рукопись хранится в Российской государственной библиотеке.
С написанием пьесы «Гроза» связана и личная драма писателя. В рукописи пьесы, рядом со знаменитым монологом Катерины: «А какие сны мне снились, Варенька, какие сны! Или храмы золотые, или сады какие-то необыкновенные, и все поют невидимые голоса…», есть запись Островского: «Слышал от Л. П. про такой же сон…». Л. П. — это актриса Любовь Павловна Косицкая, с которой у молодого драматурга были очень непростые личные отношения: оба имели семьи. Мужем актрисы был артист Малого театра И. М. Никулин. А Александр Николаевич тоже имел семью: он сожительствовал с простолюдинкой Агафьей Ивановной, с которой имел общих детей (все они умерли в раннем возрасте). С Агафьей Ивановной Островский прожил без малого двадцать лет.
Именно Любовь Павловна Косицкая послужила прототипом образа героини пьесы Катерины, она же стала первой исполнительницей роли.
В 1848 году Александр Островский отправился с семьёй в Кострому, в усадьбу Щелыково. Природная красота Волжского края поразила драматурга, и тогда он задумался о пьесе. Долгое время считалось, что сюжет драмы «Гроза» был взят Островским из жизни костромского купечества. Костромичи в начале XX века могли с точностью указать место самоубийства Катерины.

Гроза. Аудиокнига


Персонажи
  • Савёл Прокофьич Дикой, купец, значительное лицо в городе.
  • Борис, племянник его, молодой человек, порядочно образованный.
  • Марфа Игнатьевна Кабанова (Кабаниха), богатая купчиха, вдова.
  • Тихон Иванович Кабанов, её сын.
  • Катерина, главная героиня, жена Тихона Кабанова.
  • Варвара, сестра Тихона.
  • Кулигин, мещанин, механик-самоучка, отыскивающий перпетуум-мобиле.
  • Ваня Кудряш, молодой человек, конторщик Дикого.
  • Шапкин, мещанин.
  • Феклуша, странница.
  • Глаша, девка в доме Кабанихи.
  • Барыня с двумя лакеями, старуха семидесяти лет, полусумасшедшая.
  • Городские жители обоего пола.

Пересказ Островский А. Н. Гроза



Гроза. Спектакль поставлен по пьесе А.Н.Островского

Государственный академический Малый театр России
Режиссеры: Феликс Глямшин, Борис Бабочкин.
Страна: СССР.
Год: 1977.

Актеры: Борис Телегин, Владимир Сафронов, Ольга Хорькова, Людмила Щербинина, Сергей Еремеев, Тамара Торчинская, Аркадий Смирнов, Борис Клюев, М. Моченев, Елена Рубцова, Маргарита Фомина, Елена Гоголева.



Краткое содержание пьесы Островского «Гроза» по действиям

Действие 1

Кудряш и Кулигин говорят о красоте природы, но их мнения различны. Для Кудряша пейзажи – ничто, а Кулигина они приводят в восторг. Издалека мужчины видят Бориса и Дикого, который активно размахивает руками. Они начинают сплетничать о Савле Прокофьевиче. К ним подходит Дикой. Он недоволен появлением в городе своего племянника, Бориса, и не хочет с ним разговаривать. Из разговора Бориса с Савлом Прокофьевичем становится понятно, что кроме Дикого, у Бориса и его сестры из родственников никого больше не осталось. Чтобы получить наследство после смерти бабки, Борис вынужден наладить хорошие отношения со своим дядей, однако тот не хочет отдавать деньги, которые бабка Бориса завещала внуку.

Борис, Кудряш и Кулигин обсуждают тяжёлый характер Дикого. Борис признаётся, что ему трудно быть в городе Калиново, ведь он не знает здешних обычаев. Кулигин считает, что тут нельзя заработать честным трудом. Но если бы у Кулигина были деньги, мужчина потратил бы их на благо человечеству, собрав перпету-мобиле. Появляется Феклуша, нахваливая купечество и жизнь в целом, приговаривая: «на земле обетованной живём…».

Борису жаль Кулигина, он понимает, что мечты изобретателя о том, чтобы создавать полезные для общества механизмы, навсегда останутся лишь мечтами. Сам Борис не хочет загубить свою молодость в этом захолустье: «загнан, забит, да ещё и сдуру-то влюбляться вздумал…» в ту, с которой и поговорить не удалось. Этой девушкой оказывается Катерина Кабанова.

На сцене Кабанова, Кабанов, Катерина и Варвара.
Кабанов говорит с матерью. Этот диалог показан как типичная беседа в этой семье. Тихону надоели нравоучения матери, но он всё равно лебезит перед ней. Кабаниха просит признать сына, что жена ему стала важнее матери, будто Тихон вскоре и вовсе перестанет уважать мать. Катерина, присутствуя при этом, отрицает слова Марфы Игнатьевны. Кабанова с удвоенной силой начинает наговаривать на себя, чтобы окружающие переубеждали её в обратном. Кабанова называет себя помехой супружеской жизни, но в её словах нет искренности. Уже через мгновение она берёт ситуацию под свой контроль, обвиняя сына в слишком мягком характере: «Посмотри на себя! Станет ли тебя жена бояться после этого?»

В этой фразе виден не только её властный характер, но и отношение к невестке и семейной жизни в целом.

Кабанов признаёт, что у него нет собственной воли. Марфа Игнатьевна уходит. Тихон жалуется на жизнь, упрекая во всём деспотичную мать. Варвара, его сестра, отвечает, что Тихон сам в ответе за свою жизнь. После этих слов Кабанов уходит выпить к Дикому.

Катерина и Варвара разговаривают по душам. «Мне иногда кажется, что я птица» – так характеризует себя Катя. Она совсем завяла в этом обществе. Особенно хорошо это прослеживается на фоне её жизни до замужества. Катерина много времени проводила с мамой, помогала ей, гуляла: «я жила, ни об чём не тужила, точно птичка на воле». Катерина чувствует приближение смерти; признаётся, что больше не любит своего мужа. Варвара обеспокоена состоянием Кати, и, чтобы улучшить её настроение, Варвара решает устроить Катерине встречу с другим человеком.

На сцене появляется Барыня, она указывает на Волгу: «Вот красота-то куда ведёт. В самый омут». Её слова окажутся пророческими, хотя в городе её предсказаниям никто не верит. Катерина испугалась сказанных старой женщиной слов, но Варвара скептически отнеслась к ним, так как Барыня во всём видит гибель.

Кабанов возвращается. В то время замужним женщинам нельзя было разгуливать в одиночестве, поэтому Кате пришлось его дожидаться, чтобы уйти домой.

Действие 2

Варвара видит причину страданий Катерины в том, что Катино сердце «ещё не уходилось», ведь девушку рано выдали замуж. Катерине жалко Тихона, но других чувств к нему у неё нет. Варвара давно это подметила, но просит скрывать правду, потому что ложь – основа существования семьи Кабановых. Катерина не привыкла жить нечестно, поэтому говорит, что уйдёт от Кабанова, если больше не сможет быть с ним.

Кабанову нужно срочно уехать на две недели. Карета уже готова, вещи собраны, осталось только попрощаться с родными. Тихон приказывает Катерине слушаться маменьку, повторяя фразы за Кабанихой: «скажи, чтобы не грубила свекрови…, чтобы почитала свекровь, как родную мать, …чтобы сложа руки не сидела,… чтобы на молодых парней не заглядывалась!» Эта сцена была унизительна и для Тихона, и для его жены. Слова о других мужчинах смущают Катю. Она просит мужа остаться или же взять её с собой. Кабанов отказывает жене и ему неловко за фразу матери о других мужчинах и Катерине. Девушка предчувствует надвигающуюся беду.

Тихон, прощаясь, кланяется матери в ноги, исполняя её волю. Кабанихе не нравится, что Катерина попрощалась с мужем объятиями, ведь мужчина в семье главный, а она с ним вровень стала. Девушке приходится кланяться Тихону в ноги.

Марфа Игнатьевна говорит, что нынешнее поколение совсем не знает порядков. Кабаниха недовольна, что Катерина не плачет после отъезда мужа. Хорошо, когда в доме есть старшие: они могут научить. Она надеется не дожить до времени, когда все старики перемрут: «на чём свет стоять будет – не знаю…»

Катя остаётся одна. Ей нравится тишина, но одновременно она её пугает. Тишина для Катерины становится не отдыхом, а скукой. Катя жалеет, что у неё нет детей, ведь она могла бы быть хорошей матерью. Катерина вновь думает о полётах и свободе. Девушка представляет как могла бы сложиться её жизнь: «я начну работу какую-нибудь по обещанию; пойду в гостиный двор, куплю холста, да и буду шить белье, а потом раздам бедным. Они за меня богу помолят». Варвара уходит гулять, сообщая, что сменила замок на калитке в саду. С помощью этой маленькой хитрости Варвара хочет устроить Катерине встречу с Борисом. Катерина винит в своих несчастиях Кабаниху, но тем не менее не желает поддаваться «греховному искушению» и тайно встречаться с Борисом. Ей не хочется идти на поводу у своих чувств и нарушать священные узы брака.

Сам Борис так же не хочет идти против правил морали, он не уверен, что Катя испытывает к нему похожие чувства, но всё равно желает увидеть девушку вновь.

Действие 3

Феклуша и Глаша беседуют о моральных устоях. Они рады, что дом Кабанихи – последний «рай» на земле, ведь у остальных жителей города настоящий «содом». Говорят они и о Москве. С точки зрения провинциалок, Москва – слишком суетливый город. Всё и все там словно в тумане, оттого и уставшие ходят, а в лицах печаль.

Заходит пьяный Дикой. Он просит Марфу Игнатьевну поговорить с ним, чтобы облегчить душу. Он недоволен тем, что все постоянно просят у него денег. Особенно Дикого раздражает его племянник. В это время около дома Кабановых проходит Борис, он ищет своего дядю. Борис жалеет, что, будучи так близко к Катерине, не может её увидеть. Кулигин приглашает Бориса на прогулку. Молодые люди ведут разговор о бедных и богатых. С точки зрения Кулигина, богатые закрываются в своих домах для того, чтобы другие не видели их насилия над родственниками.

Они видят Варвару, которая целуется с Кудряшом. Она же и сообщает Борису о месте и времени предстоящей встречи с Катей.

Ночью в овраге под садом Кабановых Кудряш поёт песню о козаке. Борис рассказывает ему о своих чувствах к замужней девушке, Екатерине Кабановой. Варвара и Кудряш уходят на берег Волги, оставляя Бориса дожидаться Катю.

Катерина напугана происходящим, девушка прогоняет Бориса, но тот успокаивает её. Катерина ужасно нервничает, сознаётся, что своей воли у неё нет, ведь «теперь над ней воля…» Бориса. В порыве чувств она обнимает молодого человека: «коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда?» Молодые признаются друг другу в любви.

Час расставания близок, так как скоро может проснуться Кабаниха. Влюблённые договариваются встретиться на следующий день. Неожиданно возвращается Кабанов.

Действие 4

(события разворачиваются спустя 10 дней после третьего действия)

Жители города гуляют по галерее с видом на Волгу. Видно, что надвигается гроза. На стенах разрушенной галереи можно различить очертания картины геенны огненной, изображение битвы под Литвой. Кулигин и Дикой разговаривают на повышенных тонах. Кулигин воодушевлённо рассказывает о благом деле для всех, просит Савла Прокофьевича помочь ему. Дикой отказывает достаточно грубо: «так знай, что ты червяк. Захочу – помилую, захочу – раздавлю». Он не понимает ценности изобретения Кулигина, а именно громоотвода, с помощью которого можно будет получать электричество.
Все уходят, сцена пуста. Вновь слышен раскат грома.

Катерина всё больше предчувствует, что скоро умрёт. Кабанов, замечая странное поведение жены, просит ту покаяться во всех грехах, но этот разговор быстро заканчивает Варвара. Из толпы выходит Борис, здоровается с Тихоном. Катерина бледнеет ещё больше. Кабаниха может что-то заподозрить, поэтому Варвара подаёт сигнал Борису, чтобы тот ушёл.

Кулигин призывает не бояться стихии, ведь убивает не она, а благодать. Тем не менее жители продолжают обсуждать надвигающуюся бурю, которая «даром не пройдёт». Катя говорит мужу, что сегодня её убьёт гроза. Ни Варвара, ни Тихон не понимают внутренних мучений Катерины. Варвара советует успокоиться и помолиться, а Тихон предлагает пойти домой.

Появляется Барыня, обращается к Кате со словами: «Куда прячешься, глупая? От Бога не уйдёшь! …в омут лучше с красотой-то! Да скорей!» В исступлении Катерина признаётся в своём грехе и мужу и свекрови. Все те десять дней, когда мужа не было дома, Катя тайно встречалась с Борисом.

Действие 5

Кабанов и Кулигин обсуждают признание Катерины. Часть вины Тихон опять перекладывает на Кабаниху, которая хочет закопать Катю живьём. Кабанов мог бы простить жену, но боится гнева матери. Семья Кабановых рассыпалась окончательно: даже Варвара сбежала с Кудряшом.

Глаша сообщает о пропаже Катерины. Все отправляются на поиски девушки.

Катерина на сцене одна. Она думает, что погубила и себя, и Бориса. Катя не видит причин жить дальше, просит прощения и зовёт возлюбленного. Борис пришёл на зов девушки, он нежен и ласков с ней. Но Борису нужно уезжать в Сибирь, а Катю он взять с собой не может. Девушка просит его подавать милостыню нуждающимся и молиться за свою душу, убеждая, что не задумала ничего плохого. После прощания с Борисом Катерина бросается в реку.

Люди кричат, что какая-то девушка сбросилась с берега в воду. Кабанов понимает, что это была его жена, поэтому хочет прыгнуть вслед за ней. Кабаниха останавливает сына. Кулигин приносит тело Катерины. Она так же прекрасна, как была при жизни, появилась только лишь небольшая капля крови на её виске. «Вот вам ваша Катерина. Делайте с ней что хотите! Тело ее здесь, возьмите его; а душа теперь не ваша: она теперь перед судией, который милосерднее вас!»

Пьеса завершается словами Тихона: «Хорошо тебе, Катя! А я зачем-то остался жить на свете да мучиться!».

Заключение

Произведение «Гроза» Островского А. Н. можно назвать одной из главных пьес среди всего творческого пути писателя. Социально-бытовая тематика, безусловно, была близка зрителю того времени, как близка и сегодня. Однако на фоне всех этих деталей разворачивается непросто драма, а настоящая трагедия, завершающаяся смертью главной героини. Сюжет, на первый взгляд, незамысловат, но только лишь чувствами Катерины к Борису, романом «Гроза» не ограничивается. Параллельно можно проследить несколько сюжетных линий, а, соответственно, и несколько конфликтов, которые реализуются на уровне второстепенных персонажей. Такая особенность пьесы полностью соответствует реалистическим принципам обобщения.

Александр Ужанков - лекция "Гроза" Островский



Главные герои «Грозы» Островского

События в драме А. Н. Островского «Гроза» разворачиваются на побережье Волги, в вымышленном городе Калинове. В произведении дан перечень действующих лиц и их краткие характеристики, но их всё же недостаточно для того, чтобы лучше понять мир каждого персонажа и раскрыть конфликт пьесы в целом. Главных героев «Грозы» Островского не так много.

Катерина, девушка, главная героиня пьесы. Она довольно молода, её рано отдали замуж. Воспитывалась Катя в точности по традициям домостроя: главными качествами жены были уважение и покорность своему супругу. Поначалу Катя старалась полюбить Тихона, но ничего, кроме жалости, не могла к нему испытать. При этом девушка старалась поддерживать своего мужа, помогать ему и не упрекать его. Катерину можно назвать самым скромным, но при этом самым сильным персонажем «Грозы». Действительно, внешне сила характера Кати не проявляется. На первый взгляд эта девушка слаба и молчалива, кажется, будто её легко сломить. Но это совсем не так. Катерина единственная в семье, которая противостоит нападкам Кабанихи. Именно противостоит, а не игнорирует их, как Варвара. Конфликт несёт скорее внутренний характер. Ведь Кабаниха побаивается, что Катя может повлиять на её сына, после чего Тихон перестанет подчиняться воли матери.

Катя хочет летать, часто сравнивает себя с птицей. Она в буквальном смысле задыхается в «тёмном царстве» Калинова. Влюбившись в приезжего молодого человека, Катя создала себе идеальный образ любви и возможного освобождения. К сожалению, её представления имели мало общего с реальностью. Жизнь девушки завершилась трагично.

Островский в «Грозе» главным героем делает не только Катерину. Образу Кати противопоставлен образ Марфы Игнатьевны. Женщина, которая держит в страхе и напряжении всю семью, не вызывает уважения. Кабаниха сильна и деспотична. Скорее всего, «бразды правления» она приняла после смерти мужа. Хотя вероятнее, что и в замужестве Кабаниха не отличалась покорностью. Больше всех от неё доставалось Кате, невестке. Именно Кабаниха косвенно виновна в гибели Катерины.

Варвара — дочь Кабанихи. Несмотря на то что она за столько лет научилось изворотливости и лжи, читатель всё равно симпатизирует ей. Варвара хорошая девушка. Удивительно, но обман и хитрость не делают её похожей на остальных жителей города. Она поступает так, как ей нравится и живёт как ей захочется. Варвара не боится гнева матери, поскольку та для неё не авторитет.

Тихон Кабанов полностью соответствует своему имени. Он тихий, слабый, незаметный. Тихон не может защитить свою жену от матери, поскольку сам находиться под сильным влиянием Кабанихи. Его бунт в итоге оказывается наиболее значительным. Ведь именно слова, а не побег Варвары заставляют читателей задуматься обо всём трагизме ситуации.

Кулигина автор характеризует как механика-самоучку. Этот персонаж является своеобразным экскурсоводом. В первом действии он будто водит нас по Калинову, рассказывая о его нравах, о семьях, которые тут живут, о социальной обстановке. Кулигин, кажется, знает всё обо всех. Его оценки других очень точны. Сам Кулигин добрый человек, который привык жить по устоявшимся правилам. Он постоянно мечтает о всеобщем благе, о перпету-мобиле, о громоотводе, о честном труде. К несчастью, его мечтам не суждено реализоваться.

У Дикого есть приказчик, Кудряш. Этот персонаж интересен тем, что не боится купца и может ему высказать то, что о нём думает. При этом Кудряш так же, как и Дикой, во всём старается найти выгоду. Его можно охарактеризовать как простого человека.

Борис приезжает в Калинов по делам: ему нужно срочно наладить отношения с Диким, ведь только в этом случае он сможет получить законно завещанные ему деньги. Однако ни Борис, ни Дикой не хотят даже видеть друг друга. Изначально Борис кажется читателям таким, как Катя, честным и справедливым. В последних сценах это опровергается: Борис не способен решиться на серьёзный шаг, взять на себя ответственность, он попросту сбегает, оставляя Катю в одиночестве.

Одними из героев «Грозы» являются странница и служанка. Феклуша и Глаша показаны как типичные обитатели города Калинова. Их темнота и необразованность искренне поражает. Их суждения абсурдны, а кругозор очень узок. Женщины судят о морали и нравственности по каким-то извращённым, искажённым понятиям. «Москве-то теперь гульбища да игрища, а по улицам-то индо грохот идёт, стон стоит. Да чего, матушка Марфа Игнатьевна, огненного змия стали запрягать: все, видишь, для ради скорости» — так Феклуша отзывается о прогрессе и реформах, а «огненным змием» женщина называет автомобиль. Таким людям чуждо понятие прогресс и культура, ведь им удобно жить в придуманном ограниченном мире спокойствия и размеренности.

Жанр «Грозы» Островского

Вопрос о жанрах всегда был достаточно резонансным в среде литературоведов и критиков. Споры вокруг того, к какому жанру отнести то или иное произведение, порождали множество точек зрения, иногда совершенно неожиданных. Чаще всего разногласия возникают между авторским и научным обозначением жанра. Например, поэма Н. В. Гоголя «Мёртвые души» с научной точки зрения должна была бы называться романом. В случае с драматургией тоже всё не так однозначно. И речь здесь идёт не о символистском понимании драмы или же футуристических опытах, а о драме в рамках реалистического метода. Если говорить конкретно, о жанре «Грозы» Островского.

Островский написал эту пьесу в 1859 году, во время, когда реформа театра была необходимой. Сам Островский считал, что зрителям гораздо более важна игра актёров, а прочесть текст пьесы можно и дома. Драматург уже начинал подготавливать публику к тому, что пьесы для постановок и пьесы для чтения должны различаться. Но старые традиции были всё ещё сильны. Сам автор определил жанр произведения «Гроза» как драма. Для начала следует разобраться с терминологией. Для драмы характерен серьёзный, преимущественно бытовой сюжет, стилистика приближена к реальной жизни. На первый взгляд в «Грозе» много драматических элементов. Это, конечно же, быт. Нравы и уклад жизни города Калинова прописан невероятно чётко. Складывается полное впечатление не только об отдельном городе, но и обо всех провинциальных городках. Неслучайно автор указывает на условность места действия: нужно показать, что существование жителей типично. Социальные характеристики также отличаются чёткостью: поступки и характер каждого героя во многом определяются его общественным положением.

Трагическое начало связано с образом Катерины и, частично, Кабанихи. Для трагедии нужен сильный идеологический конфликт, борьба, которая может завершиться смертью главного героя или нескольких персонажей. В образе Катерины показана сильная, чистая и честная личность, которая стремится к свободе и справедливости. Её рано отдали замуж против воли, но она смогла в некоторой степени полюбить бесхарактерного мужа. Катя часто думает о том, что могла бы летать. Ей вновь хочется ощутить ту внутреннюю лёгкость, которая была до замужества. Девушке тесно и душно в обстановке постоянных скандалов и ссор. Она не может ни врать, хоть Варвара и говорит, будто на лжи держится вся семья Кабановых, ни замалчивать правду. Катя влюбляется в Бориса, ведь изначально и ей, и читателям он кажется таким же, как она. У девушки была последняя надежда на спасения себя от разочарования в жизни и в людях – побег с Борисом, но молодой человек отказал Кате, поступив как другие жители чужого для Катерины мира.

Смерть Катерины потрясает не только читателей и зрителей, но и других персонажей пьесы. Тихон произносит то, что во всём виновата его властная мать, которая погубила девушку. Сам Тихон готов был простить измену жены, но Кабаниха была против.

Единственный персонаж, который по силе характера может сравниться с Катериной – Марфа Игнатьевна. Её желание подчинить себе всё и всех делает женщину настоящим диктатором. Её тяжёлый характер в итоге привёл к тому, что дочь сбежала из дома, невестка покончила с собой, а сын винит в неудачах. Кабаниху в некоторой степени можно назвать антагонистом Катерины.

Конфликт пьесы также можно рассматривать с двух сторон. С точки зрения трагедии конфликт выявляется в столкновении двух различных миропониманий: старого и нового. А с точки зрения драмы в пьесе сталкиваются противоречия действительности и персонажи.

Жанр пьесы «Гроза» Островского нельзя определить точно. Некоторые склоняются к авторскому варианту – социально-бытовая драма, другие предлагают отразить характерные элементы и трагедии, и драмы, определяя жанр «Грозы» как бытовая трагедия. Но одно нельзя отрицать точно: в этой пьесе присутствуют как черты трагедии, так и черты драмы.

Характеристика Катерины из пьесы «Гроза»

На примере жизни отдельно взятой семьи из вымышленного города Калинова в пьесе «Гроза» Островского показана вся суть устаревшего патриархального устроя России XIX века. Катерина — главная героиня произведения. Она противопоставлена всем остальным действующим лицам трагедии, даже от Кулигина, который также выделяется среди жителей Калинова, Катю отличает сила протеста. Описание Катерины из «Грозы», характеристики других персонажей, описание жизни города — всё это складывается в обличающую трагическую картину, переданную фотографически точно. Характеристика Катерины из пьесы «Гроза» Островского не ограничивается лишь авторским комментарием в перечне действующих лиц. Драматург не даёт оценки поступкам героини, снимая с себя обязанности всезнающего автора. Благодаря такой позиции каждый воспринимающий субъект, будь то читатель или зритель, сам может дать оценку героини исходя из своих моральных убеждений.

Катя была выдана замуж за Тихона Кабанова, сына купчихи. Именно выдана, ведь тогда, согласно домострою, брак был скорее волеизъявлением родителей, чем решением молодых людей. Муж Кати представляет собой жалкое зрелище. Безответственность и инфантильность ребёнка, граничащие с идиотией, привели к тому, что Тихон не способен ни на что, кроме пьянства. В Марфе Кабановой в полной мере воплотились идеи самодурства и ханжества, присущие всему «тёмному царству». Катя стремится к свободе, сравнивая себя с птицей. Ей тяжело выжить в условиях застоя и рабского поклонения ложным идолам. Катерина по-настоящему религиозна, каждый поход в церковь для неё кажется праздником, а будучи ребёнком, Кате не раз чудилось, будто она слышит ангельское пение. Бывало, Катя молилась в саду, потому что верила, что её молитвы Господь услышит где угодно, не только в церкви. Но в Калинове христианская вера лишилась какого бы то ни было внутреннего наполнения.

Сны Катерины позволяют ей ненадолго сбежать из реального мира. Там она свободна, словно птица, вольна лететь куда хочет, не подчиняясь никаким законам. «А какие сны мне снились, Варенька, — продолжает Катерина, — какие сны! Или храмы золотые, или сады необыкновенные, и все поют невидимые голоса, и кипарисом пахнет, и горы и деревья будто не такие, как обыкновенно, а как на образах пишутся. А то будто я летаю, так и летаю по воздуху». Однако в последнее время Катерине стал присущ некий мистицизм. Повсюду ей начинает видеться скорая погибель, а во снах она видит лукавого, который горячо обнимает её, а после губит. Эти сны были пророческими.

Катя мечтательна и нежна, но вместе с её хрупкостью в монологах Катерины из «Грозы» видна стойкость и сила. Например, девушка принимает решение выйти навстречу Борису. Её одолевали сомнения, она хотела выбросить ключ от калитки в Волгу, думала о последствиях, но всё же сделала важный для себя шаг: «Бросить ключ! Нет, ни за что на свете! Он мой теперь… Будь что будет, а я Бориса увижу!» Дом Кабанихи опостылел Кате, Тихона девушка не любит. Она думала над тем, чтобы уйти от мужа и, получив развод, честно жить с Борисом. Но от самодурства свекрови скрыться было некуда. Своими истериками Кабаниха превратила дом в ад, пресекая любую возможность для побега.

Катерина удивительно проницательна по отношению к самой себе. Девушка знает о своих чертах характера, о решительном нраве: «Такая уж я зародилась, горячая! Я ещё лет шести была, не больше, так что сделала! Обидели меня чем-то дома, а дело было к вечеру, уж темно; я выбежала на Волгу, села в лодку да и отпихнула её от берега. На другое утро уж нашли, вёрст за десять!» Такой человек не будет подчиняться самодурству, не будет подвержен грязным манипуляциям со стороны Кабанихи. Катерина не виновата, что родилась во время, когда жена должна была беспрекословно подчиняться мужу, была почти бесправным приложением, функцией которого было деторождение. Кстати, сама Катя говорит, что дети могли бы быть её отрадой. Вот только у Кати нет детей.

Мотив свободы повторяется в произведении множество раз. Интересной представляется параллель Катерина — Варвара. Сестра Тихона также стремится быть свободной, но эта свобода должна быть физической, свободой от деспотизма и запретов матери. В финале пьесы девушка сбегает из дома, обретая то, о чём мечтала. Катерина же понимает свободу иначе. Для неё это возможность поступать так, как она хочет, брать на себя ответственность за свою жизнь, не подчиняться глупым приказам. Это свобода души. Катерина, как и Варвара, обретает свободу. Но такая свобода достижима только путём самоубийства.

В произведении Островского «Гроза» Катерина и характеристика её образа по-разному воспринималась критикой. Если Добролюбов видел в девушке символ русской души, терзаемой патриархальным домостроем, то Писарев видел слабую девушку, которая сама загнала себя в такую ситуацию.


Характеристика Варвары из пьесы «Гроза»

В произведении Островского «Гроза» каждый персонаж по-своему интересен и значим. Драматург сумел показать все типы, которые могут жить в изображённом «тёмном царстве»: и самодуров, и героев-мечтателей, и бессильных обманщиков, и решительных героинь, и инфантильных пьяниц. С этой точки зрения любопытно узнать о характеристике Варвары из пьесы «Гроза».
Варвара Кабанова — сестра Тихона Кабанова и дочь Марфы Игнатьевны. Уже с первых страниц становится понятно как сильно отличаются брат и сестра. Можно сказать, что они практически противоположны: бойкая Варвара и безынициативный Тихон. Но ни того, ни другого не устраивают правила и законы, по которым приходится жить. Тихон находит утешение в выпивке, Варвара приспосабливается иначе. Удивительно, но Варвара в пьесе «Гроза» — это единственный персонаж, который приспособился. Именно приспособился, а не смирился, как Кулигин.
Варвара научилась врать, лицемерить, научилась изворотливости и в некотором смысле игнорированию. Её характер намного сильнее, чем у Тихона, но открытый протест против патриархальных устоев Варваре не нужен. Ей незачем бросаться в речку, чтобы показать отчаянную глубину того дна, на которое сами себя опустили люди. Варвара слишком любит жизнь, чтобы так рисковать ей. Она практична, и именно этим и притягательна. Как лихо девушка справляется с запретами матери ограничить её пространство! Тихо, без истерик и пространных размышлений Варвара просто меняет замок, чтобы с помощью своего ключа беспрепятственно ходить на встречи. При этом, как говорят, и волки сыты, и овцы целы.
Кроме того, в семье Кабановых только Варвара поддерживает Катерину, слушает её, даёт советы. Девушке нравится Катя, ей искренне жаль, что такой чистой и сильной Катерине достался пьющий безвольный муж. Варвара хоть немного пытается облегчить существование Кати в доме Кабанихи. К сожалению, единственный способ добиться этого — лгать. «И я не обманщица была, да выучилась, когда нужно стало». Варвара хоть и шёпотом, но всё же даёт язвительные комментарии по поводу истерик Кабанихи. Она достаточно умна и проницательна для того, чтобы понять неправильность и непригодность существующих законов. Варваре замечает изменения в настроениях Кати, уверенно говоря, что та тоскует по какому-то мужчине. Варвара реалистично смотрит на вещи. Это доказывает один из первых диалогов с Катериной: на реплику о том, что Катя мечтает с кем-то гулять и кататься по Волге, Варвара точно замечает: «только не с мужем».
Девушка помогает устроить свидание Катерины и Бориса, хотя ни один из них её об этом не просил. Она видит, как мучаются от невысказанных чувств оба, и решает помочь, абсолютно бескорыстно. Она переживает за влюблённых, встречается с Борисом, сообщая ему о состоянии Кати.
Хоть автор не даёт полного описания Варвары, оббраз героин ярко вырисовывается в воображении читателей. Девушка в чём-то схожа с кошкой, которая гуляет сама по себе, но позволяет другим думать, будто они имеют над ней некую власть. Хочет — гуляет с Ваней Кудряшом, хочет — с кем-то другим. Она пользуется свободой настолько, насколько это возможно. Варваре нравится жить, петь песни, сбегать от матери, быть счастливой. Установка «делай, что хочешь, главное, чтобы никто ничего не узнал» реализуется в «Грозе» в образе Варвары. Девушка с удовольствием гуляет с Кудряшом, поэтому нисколько не осуждает поведение Катерины. Варвара всячески пытается отговорить Катю признаваться в измене. В этом поведение девушки схоже с поведением Бориса. Тот тоже не хочет, чтобы о тайных встречах с Катей кто-то узнал. Но Борис хочет этого ради самого себя, а Варвара — ради Катерины.
В финале пьесы читатель узнаёт, что Варвара сбегает из дома матери с Кудряшом. Об этом сообщает Тихон: «Варвару маменька точила-точила; а та не стерпела, да и была такова — взяла да и ушла». «Говорят, с Кудряшом с Ванькой убежала, и того также нигде не найдут. Уж это, Кулигин, надо прямо сказать, что от маменьки; потому стала её тиранить и на замок запирать. «Не запирайте, говорит, хуже будет!» Вот так и вышло».
Таким поступком девушка высказала свой протест, нежелание мириться с манипуляциями и жестокостью Марфы Игнатьевны. Как только девушка перестала мириться с ситуацией в доме, она сбежала. Варвара сама себе хозяйка, несмотря на её возраст, она кажется опытной и знающей жизнь. Она лучше разбирается в людях, в самой себе, её желания вполне понятны. Побег с Кудряшом отнюдь не импульсивное решение, которое было задумано только ради того, чтобы показать насколько дурна Кабаниха. Это не прыжок в Волгу, а начало нового этапа в жизни Варвары. Можно строить множество догадок о том, как сложиться её судьба дальше: будет ли она с Кудряшом или бросит его, попадёт ли в Москву или ещё куда-нибудь, но при этом возникает стойкое ощущение, что с Варварой всё будет в порядке, ведь она сможет найти выход из любой ситуации. А если ситуация не будет её устраивать, девушка изменит её.
Невозможно себе представить, что впоследствии Варвара могла бы стать похожей на мать. Да, девушка лжёт, создаёт впечатление порядочной и послушной, но Варвара слишком сильно ценит свободу, чтобы загнать себя в рамки ханжества и самодурства. К тому же она видит к чему может привести неоправданная жестокость и патологическое желание контролировать всё.


Характеристика Дикого в пьесе «Гроза»

«Еще недавно люди были очень дикие»
(Л. Добычин)

Дикой в пьесе Островского «Гроза» полностью принадлежит «тёмному царству». Богатый купец, самый уважаемый и влиятельный человек в городе. Но одновременно с тем ужасно невежественный и жестокий. Характеристика Дикого в пьесе «Гроза» неразрывно связана с описанием нравов и привычек жителей города. Сам Калинов является вымышленным пространством, поэтому пороки распространяются до масштабов всей России. Выявив черты характера Дикого можно с лёгкостью понять ту печальную общественную ситуацию, которая сложилась в России XIX века.

Автор Дикому в «Грозе» характеристику даёт скудную: купец, значительное лицо в городе. О внешности не сказано практически ни слова. Тем не менее это колоритный образ. Фамилия персонажа говорит сама за себя. Семантическое поле «дикости» не раз упоминается в тексте произведения. В описании жизни города Калинова постоянно упоминаются пьянство, ругань и рукоприкладство, иначе говоря, дикость. Немотивированный страх перед грозой лишь укрепляет уверенность в том, что жители остановились на некоем первобытном этапе развития. Имя Савл тоже говорящее. Оно принадлежит христианской традиции. Этот библейский персонаж известен как гонитель христиан.

Образ Дикого в пьесе «Гроза» Островского вполне однозначный. Нет ни одной сцены или эпизода, где этот персонаж проявил бы свои положительные качества. Да и проявлять, собственно, нечего. Весь Дикой будто состоит из жёлчи, грязи и ругани. Практически во всех его репликах присутствуют бранные слова: «Провались ты! Я с тобой и говорить-то не хочу, с езуитом», «Отстань ты от меня! Отстань! Глупый человек!», «Да вы, проклятые, хоть кого в грех введёте!»

Бездумное подчинение тем, у кого больше денег, создало некую легенду о Диком как о главном человеке в городе. И дикой ведёт себя в соответствии с этим условным статусом. Он грубит городничему, ворует у простых мужиков, угрожает Кулигину: «а за эти вот слова тебя к городничему отправить, так он тебе задаст!», «Так ты знай, что ты червяк. Захочу — помилую, захочу — раздавлю». Дикой необразован. Он не знает историю, не знает современность. Имя Державина и Ломоносова, а тем более строчки из их сочинений, похожи для Дикого на самую оскорбительную ругань. Внутренний мир героя настолько беден, что у читателя нет оснований сочувствовать ему. Дикой даже не герой, а скорее персонаж. В нём нет внутренней наполняющей. За основу характера Савла Прокофьевича взято несколько качеств: алчность, себялюбие и жестокость. Больше в Диком совершенно ничего нет и априори не может появиться.

Практически незаметной читателям остаётся одна сцена из жизни Дикого. Кудряш рассказывает, что однажды один человек грубил Дикому и поставил того в неловкое положение, из-за чего над купцом ещё две недели смеялись. То есть Дикой на самом деле вовсе не такой, каким хочет казаться. Именно смех является показателем его незначительности и неуместного пафоса.

В одном из действий хмельной купец «откровенничает» с Марфой Игнатьевной. Кабаниха говорит с ним на равных, с её точки зрения Савл Прокофьевич был бы менее спесив, если в Калинове был человек богаче Дикого. Но Дикой не соглашается, вспоминая, как бранил мужика, а после извинялся, кланяясь тому в ноги. Можно сказать, что в его речах реализуется типичная черта русского менталитета: «знаю, что делаю плохо, но с собой ничего поделать не могу». Дикой признаётся: «я отдам, отдам, а обругаю. Потому только заикнись мне о деньгах, у меня всю нутренную разжигать станет; всю нутренную вот разжигает, да и только; ну, и в те поры ни за что обругаю человека». Кабаниха замечает, что часто Савл Прокофьевич специально пытается вызвать в себе агрессию, когда к нему приходят просить займы. Но Дикой парирует — «Кому своего добра не жалко!» Хоть купец и привык вымещать свою злобу на женщинах, с Кабанихой он осторожничает: она хитрее и сильнее его. Возможно, именно в ней он видит куда более сильного тирана, чем он сам.

Роль Дикого в «Грозе» Островского ясна. Именно в этом персонаже воплощено такое понятие, как самодурство. Дикой алчный никчёмный человек, возомнивший себя вершителем судеб. Он капризный и безответственный, как Тихон, точно так же любит пропустить рюмку водки. Однако за всей этой тиранией, хамством и невежеством скрывается обыкновенная человеческая трусость. Даже грозы Дикой боится. В ней он видит сверхъестественную мощь, кару Господню, поэтому как можно скорее пытается от грозы спрятаться.

Благодаря такому концентрированному образу можно выделить множество общественных изъянов. Например, чинопоклонничество, взяточничество, скудоумие, ограниченность. Наряду с этим можно говорить также и об эгоизме, падении моральных принципов и насилии.

Образ Кулигина в пьесе «Гроза»

В литературе классического периода каждый персонаж того или иного произведения выполняет особую функцию, образ введён не просто так. Это касается как главных, так и второстепенных персонажей. В драматических произведениях действуют такие же принципы. Например, через образ Молчалина в грибоедовской комедии «Горе от ума» показана фальшь и глупость дворянского общества XIX века. А вот у Островского образ Кулигина в пьесе «Гроза» выполняет несколько другие функции. При анализе персонажей «Грозы» этому герою стоит уделить особое внимание. Драматург Кулигину из «Грозы» характеристику дал более чем запоминающуюся.

Кулигин вовсе не такой простой персонаж, каким может показаться на первый взгляд. Характеристика Кулигина в «Грозе» немного напоминает характеристику Мастера из романа Булгакова. Это мечтательные натуры, для которых конечный результат не будет являться счастьем. Счастье для них — путь к этому результату.

Кулигин отличается от Дикого и Кабанихи, от Бориса и Тихона, даже от Катерины. Роль Кулигина в пьесе «Гроза» несколько иная. Из авторского определения в списке действующих лиц читатель узнаёт, что Кулигин — механик-самоучка. То есть всему выучился сам. Образ и характеристика Кулигина в «Грозе» дополняется фразами из реплик других действующих лиц. Кулигину 50 лет. Кроме его увлечения механикой можно с уверенностью говорить и о высоком уровне общей эрудиции. Он цитирует Державина и Ломоносова, а значит, читал их труды, кроме того, можно говорить и о житейской мудрости: именно Кулигин советует Тихону жить своим умом, избавившись от влияния матери. В Кулигине множество положительных качеств. Он добросовестный, о чём свидетельствует его желание зарабатывать честным трудом; его бескорыстие и искренность проявляются в разговорах с Тихоном и Борисом. К слову, его манера общения отличается от привычек других жителей Калинова. Кулигин даёт советы, а не приказывает. В нём совсем нет той беспричинной животной жестокости и злости, которые есть у Дикого с Кабанихой. И лицемерия, как у Бориса, в Кулигине тоже нет. От Тихона механика отличает желание что-то делать, а от Катерины — отсутствие активного протеста.

Мы встречаем Кулигина на берегу Волги, он очарован неповторимостью природы. Кулигин любуется как всё дышит жизнью и красотой: «чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса! Кудряш! Вот, братец ты мой, пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу». В этой фразе проскальзывает лиризм, которым полна душа Кулигина. Но что же дальше?

В следующих действиях Кулигин рассказывает о «жестоких нравах» города Калинова. Будто экскурсовод он говорит: «посмотрите налево, там, за закрытыми дверями, множество примеров семейной тирании. А вот здесь, чуть дальше, можете увидеть, как алчный купец обманывает простых людей и грубит городничему». Ведь по сути, если абстрагироваться от высокопарных слов и выражений, Кулигин проводит для Бориса что-то вроде экскурсии о быте и нравах города. При этом сам Кулигин ведёт себя несколько отстранённо. Мужчина знает о том, как живут люди, ему не нравится такой образ существования, но при этом сам он ничего менять не собирается. Кулигин неспособен на активный протест, на который способна Катерина. Приспособиться и врать, как Варвара, Кулигин тоже не может. Складывается впечатление, что Кулигина совершенно не волнуют хамство и угрозы Дикого. Эпизод с началом грозы явное тому подтверждение. Кулигину непонятен страх перед обыкновенным природным явлением, поэтому он предлагает установить громоотвод:
«Савел Прокофьич, ведь от этого, ваше степенство, для всех вообще обывателей польза.Дикой. Поди ты прочь! Какая польза! Кому нужна эта польза?Кулигин. Да хоть бы для вас, ваше степенство, Савел Прокофьич».
Кулигин продолжает настаивать на своём даже после слов купца о том, что Кулигина можно «раздавить как червяка».

Какие же стороны характера раскрывает этот диалог? Во-первых, Кулигин ратует за общее благо. Громоотвод будет полезен жителям города, но с другой точки зрения позволит реализовать механику какие-то свои идеи. Во-вторых, чтобы убедить купца в пользе такого сооружения, Кулигин лебезит и ведёт себя так же, как и те, кто пришёл просить у Дикого денег.

Ещё одна черта важна для характеристики Кулигина из пьесы «Гроза»: его мечтательность. После разговора с Кулигиным Борис понимает, что всем мечтам механика о перпету-мобиле и других изобретениях суждено остаться лишь мечтами. Кулигину нужно постоянно находиться в поиске, фантазировать о химерах и той пользе, которую механизмы смогут принести обществу. Этого персонажа сложно представить великим или признанным изобретателем хотя бы потому, что Кулигину уже 50 лет. То есть всё это время, всю свою жизнь, он самостоятельно изучал механику, но до сих пор ничего особого не добился. Образ Кулигина в «Грозе» не может существовать вне связи с изобретениями и мечтами о них. То есть без всех этих мыслей Кулигин просто потеряет внутреннее своеобразие.
Получилось так, что его работы не нужны людям, калиновцы не видят в изобретениях никакой практической пользы. На ситуацию с громоотводом и электричеством можно взглянуть иначе. Кулигин хочет принести свет в «тёмное царство», но его жители сознательно отказываются от просвещения и прогресса.

Существует мнение, что в образе Кулигина из пьесы «Гроза» Островский хотел показать печальное положение образованных людей XIX века, вынужденных жить и выживать в атмосфере устаревших патриархальных порядков.

Характеристика Тихона в пьесе «Гроза»

Тихон в пьесе «Гроза» Островского является одним из ключевых персонажей. Благодаря этому образу реализуется множество проблем, освещённых в произведении. Тихон — старший сын Марфы Игнатьевны и муж Катерины. Но ни как сын, ни как муж этот персонаж не может себя реализовать. Даже имя Островский выбирает под стать, следуя традиции «говорящих» имён собственных. Тихий Тихон. Тише воды ниже травы — вот каким мог бы быть девиз этого персонажа. В «Грозе» характеристику Тихона можно составить исходя из его поведения и отношения к матери и жене.

Образ Тихона в «Грозе» вбирает в себя все негативно окрашенные синонимы к слову «инфантильность». Тихон слишком слабохарактерен для того, чтобы иметь собственное мнение и взгляд на вещи. Он признаётся в этом неоднократно: При всей своей бесхребетности Тихон не вызывает жалости. Часто образ Тихона сравнивают с образом ребёнка (из-за сходства в способе мышления и поведении). Его детская инфантильность и неспособность к самостоятельности с каждым днём всё больше превращает Тихона в великовозрастного идиота. Безусловно, характер этого персонажа формировался под сильнейшим влиянием матери, однако у Кабанихи есть и второй ребёнок. Варвара совершенно другая.

Тихона не может быть жалко. Он не сделал ничего такого, за что им могла бы гордиться мать. Да и сама Кабаниха, скорее всего, уже видит в Тихоне не сына, а подобие разговаривающей марионетки, вечно поддакивающего болванчика. Он соглашается с каждым словом матери и действует исключительно по её указаниям.

Вряд ли можно говорить о том, что Тихон изъявил желание найти себе жену. Даже несмотря на то, что в то время браки устраивали по договорённости, Тихон не хотел и не захотел бы никогда создать семью. Его брак с Катериной сложно назвать счастливым. Тихон испытывает к Кате тёплые чувства, жалеет её, но это нельзя назвать любовью. Тихон не может и не хочет защищать жену от истерик и оскорблений Марфы Игнатьевны. Показателен тот факт, что у супругов нет детей. Тихон бы не смог воспитать ребёнка достойно, потому что сам морально слишком слаб. Вместо того чтобы воспитать себя, Тихон пытается сбежать от существующей реальности. В «Грозе» для Тихона открываются два пути. Первый — пьянство. Кабанов-младший часто проводит время с купцом Диким, выпивает с ним и жалуется на жизнь. Второй — командировка. Отъезд по делам лишает Тихона «грозы на несколько дней». Под «грозой» здесь подразумевается накалённая атмосфера и безвыходная ситуация, которая сложилась дома.

Как ведёт себя Тихон с другими действующими героями? С матерью он соглашается, Катю убеждает в том, что не стоит обращать внимания на слова Кабанихи, но в то же время ей лучше не перечить. От разговоров с сестрой Тихон пытается уйти как можно скорее, потому что Варвара говорит горькую правду. В финале произведения Тихон ведёт себя достаточно нетипично. Кажется, что известие об измене жены его волнует гораздо меньше, чем Кабаниху. Тихон может «и простил бы, но маменька…» Вновь мужчина не способен отстоять свою точку зрения, семейное счастье, защитить честь жены. Он будто оправдывается перед Кулигиным, будто нет в том происшествии его, Тихона, вины, будто только Кабаниха виновата в случившемся, потому что своими упрёками чуть ли не вынудила Катю видеться с Борисом. Здесь прослеживаемая ранее идея приобретает более реальные очертания.

Хоть в «Грозе» Кабанов Тихон и винит мать во всех неудачах, он так и будет соглашаться с ней и терпеть её унижения. Ему комфортно в этом узком замкнутом круге, и на самом деле Тихон вовсе не хочет ничего менять. Но вот самоубийство Кати меняет ситуацию. Нет, Тихон не бросается на мать с обвинениями, не крушит царство самодуров, он произносит острую обличающую реплику: жить здесь куда хуже, чем наложить на себя руки. Слово, как известно, самое сильное оружие. Именно в финальной фразе Тихона: «хорошо тебе, Катя! А я-то зачем остался жить на свете да мучиться!» отчётливей и сильней всего слышен протест против старых порядков, против изживающих себя устоев, против насилия над человеком и свободой. Парадокс в том, что только у самого слабого человека во всём произведении хватило сил на такой шаг. Но тут же мы понимаем и другое: в этой кричащей обречённостью фразе Тихон остаётся верен себе. Он всё ещё та загубленная душа, которая не решится прекратить земное существование.

Характеристика Тихона в пьесе «Гроза» примечательна тем, что в этом персонаже наряду с отрицательными качествами характера отображено переходное положение от патриархального уклада жизни к новому. Тихон не считает нужным следовать устаревшим правилам в повседневной жизни (например, в сцене прощания с женой он был против того, чтобы Катя бросалась ему в ноги), но Тихон слишком слаб, чтобы решиться не следовать им.

«Темное царство» Дикой и Кабаниха в драме «Гроза»

«И не от воров они запираются, а чтоб люди не видали,
как они своих домашних поедом едят, да семью тиранят».

Как верно отметил Добролюбов, Островский в одной из своих пьес изображает поистине «тёмное царство» — мир самодурства, предательства и глупости. Действие драмы разворачивается в городе Калинове, который стоит на берегу Волги. В расположении города есть некий символический параллелизм: бурное течение реки противопоставлено атмосфере застоя, бесправия и угнетения. Создаётся впечатление, будто город изолирован от внешнего мира. Жители узнают новости благодаря рассказам странников. Причём новости эти весьма сомнительного, а иногда и вовсе абсурдного содержания. Калиновцы слепо верят рассказам полоумных стариков о неправедных странах, свалившихся с небес земель и правителях с пёсьими головами. Люди привыкли жить в страхе не только перед миром, но и перед властителями «тёмного царства». Это их зона комфорта, которую никто не намерен покидать. Если с обывателями в принципе всё понятно, то как быть с указанными выше властителями? В «Грозе» Дикой и Кабаниха репрезентируют «тёмное царство». Они и хозяева, и создатели этого мира. Самодурство Дикого и Кабанихи не знает границ.

В городе власть принадлежит вовсе не городничему, а купцам, которые благодаря своим связям и прибыли смогли получить поддержку вышестоящих органов власти. Они издеваются над мещанами и обманывают простых обывателей. В тексте произведения этот образ воплощён в Савле Прокофьевиче Диком, немолодом купце, который держит всех в страхе, даёт взаймы под огромные проценты и обманывает других купцов. В Калинове о его жестокости ходят легенды. Никто, кроме Кудряща, не может ответить Дикому подобающим образом, и купец активно этим пользуется. Он самоутверждается путём унижения и издёвок, а ощущение безнаказанности только повышает степень жестокости. «Уже такого ругателя, как у нас Савел Прокофьич, поискать ещё! Ни за что человека оборвёт» — так о Диком говорят сами жители. Интересно, что свою злость Дикой вымещает только на тех, кого знает, либо же на жителях города — безвольных и забитых. Об этом свидетельствует эпизод ссоры Дикого с гусаром: гусар так обругал Савла Прокофьевича, что тот и слова не сказал, зато потом все домашние две недели «по чердакам и подвалам прятались».

Просвещение и новые технологии просто не могут проникнуть в Калинов. Жители с недоверием относятся ко всем новшествам. Так, в одном из последних явлений, Кулигин рассказывает Дикому о пользе громоотвода, но тот и слушать не хочет. Дикой лишь грубит Кулигину и говорит о том, что честным путём деньги заработать невозможно, чем ещё раз доказывает, что своё богатство он получил не благодаря ежедневным усилиям. Негативное отношение к переменам – общая черта Дикого и Кабанихи. Марфа Игнатьевна ратует за соблюдение старых традиций. Ей важно как заходят в дом, как выражают чувства, как ходят гулять. При этом ни внутреннее наполнение таких действий, ни другие проблемы (например, алкоголизм сына) её не беспокоят. Слова Тихона о том, что ему достаточно объятий жены, кажутся Марфе Игнатьевне неубедительными: Катерина обязательно должна «выть», когда прощается с мужем, и бросаться к его ногам. Кстати, внешняя обрядовость и атрибутивность характерна для жизненной позиции Марфы Игнатьевны в целом. Точно так же женщина относится и к религии, забывая о том, что кроме еженедельных походов в церковь нужно, чтобы вера шла от сердца. К тому же христианство в сознании этих людей смешалось с языческими суевериями, что прослеживается в сцене с грозой.

Кабаниха считает, что весь мир держится на тех, кто соблюдает старые законы: «что-то будет, когда старики перемрут, как будет свет стоять, уже я и не знаю». В этом она убеждает и купца. Из диалога Дикого и Кабанихи можно увидеть некую иерархию в их отношениях. Савл Прокофьевич признаёт негласное лидерство Кабанихи, её силу характера и ум. Дикой понимает, что неспособен на такие манипуляторные истерики, какие каждый день устраивает Марфа Игнатьевна своей семье.

Сравнительная характеристика Дикого и Кабанихи из пьесы «Гроза» тоже достаточно интересна. Деспотизм Дикого направлен больше во внешний мир — на жителей города, от тирании Марфы Игнатьевны страдают только родственники, а в обществе женщина поддерживает имидж добропорядочной матери и хозяйки. Марфу Игнатьевну, как и Дикого, совершенно не смущают сплетни и разговоры, потому что оба уверены в своей правоте. Ни того ни другого не волнует счастье близких людей. Семейные отношения для каждого из этих персонажей должны строиться на страхе и угнетении. Особенно чётко это прослеживается в поведении Кабановой.

Как видно из приведённых выше примеров, сходства и различия у Кабанихи и Дикого есть. Но больше всего их роднит ощущение вседозволенности и непоколебимая уверенность в том, что именно так всё и должно быть.

Характеристика и образ Кабанихи в пьесе «Гроза»

Как известно, в классических произведениях и сказках встречаются несколько типов героев. В этой статье речь будет идти о паре антагонист — протагонист. Эта оппозиция будет рассмотрена на примере пьесы Александра Николаевича Островского «Гроза». Главной героиней этой пьесы, иначе говоря протагонистом, является молодая девушка Катерина Кабанова. Ей противостоит, то есть является антагонистом, Марфа Игнатьевна Кабанова. На примере сравнений и анализа поступков мы дадим более полную характеристику Кабанихи в пьесе «Гроза».

Для начала обратимся к списку действующих лиц: Марфа Игнатьевна Кабанова (Кабаниха) — старая купчиха, вдова. Её муж умер, поэтому женщине пришлось в одиночку растить двух детей, справляться с хозяйством и заниматься делами. Согласитесь, это довольно трудно и в настоящее время. Несмотря на то что в скобках указано прозвище купчихи, автор ни разу не называет её так. В тексте есть реплики Кабановой, а не Кабанихи. Подобным приёмом драматург хотел подчеркнуть то, что люди называют женщину так между собой, а вот к ней лично обращаются уважительно. То есть на самом деле жителям Калинова не нравится этот человек, но они его побаиваются.

Изначально о Марфе Игнатьевне читатель узнаёт из уст Кулигина. Механик-самоучка называет её «ханжой, которая всех домашних заела». Кудряш лишь подтверждает эти слова. Далее на сцене появляется странница, Феклуша. Её суждение о Кабанихе прямо противоположно: цитата. Вследствие такого разногласия возникает дополнительный интерес к этому персонажу. Марфа Игнатьевна появляется на сцене уже в первом действии, и читателю или зрителю даётся возможность убедиться в правдивости слов Кулигина.

Кабаниха не довольна тем, как ведёт себя сын. Она учит его жить, несмотря на то что сын уже взрослый и давно женат. Марфа Игнатьевна показывает себя как сварливую властную женщину. Её невестка Катерина ведёт себя иначе. Вообще, довольно интересно проследить сходство и различие этих персонажей на протяжении всей пьесы.

По идее, и Кабаниха, и Катерина должны любить Тихона. Для одной он сын, для другой — муж. Однако ни Катя, ни Марфа Игнатьевна к Тихону настоящей любви не питают. Катя жалеет своего мужа, но не любит его. А Кабаниха относится к нему как к подопытному кролику, как к существу, на котором можно срывать свою агрессию и испытывать методы манипуляции, прикрываясь при этом материнской любовью. Всем известно, что для каждой матери важнее всего счастье своего ребёнка. Но Марфа Кабанова в «Грозе» вовсе не интересуется мнением Тихона. Годами тирании и диктатуры она смогла приучить сына к тому, что отсутствие собственной точки зрения вполне нормально. Даже наблюдая то, как бережно и, в некоторых моментах, нежно Тихон относится к Катерине, Кабаниха всё время старается разрушить их отношения.

Многие критики спорили о силе или слабости характера Катерины, но вот в силе характера Кабанихи никто не усомнился. Это по-настоящему жестокий человек, который старается подчинить себе окружающих. Ей бы государством править, а так приходится растрачивать свои «таланты» на семью и провинциальный городок. Варвара, дочь Марфы Кабановой, выбрала притворство и ложь в качестве способа сосуществования с деспотичной матерью. Катерина наоборот решительно противостоит свекрови. Они будто заняли две позиции, правды и лжи, защищая их. И в их разговорах о том, что Кабанихе не следует безапелляционно обвинять Катю в ошибках и различных грехах, сквозь бытовой фон проступает борьба света и тьмы, правды и «тёмного царства», представительницей которого является Кабаниха.

Катерина и Кабаниха православные христианки. Но их вера совершенно различна. Для Катерины куда более важным оказывается вера, идущая изнутри. Для неё не принципиально место молитвы. Девушка набожна, она видит присутствие бога во всём мире, а не только в здании церкви. Религиозность Марфы Игнатьевны можно назвать овнешнённой. Для неё важны обряды и точное соблюдение правил. Но за всей этой одержимостью практическими манипуляциями сама вера исчезает. Также для Кабанихи оказывается значимым соблюдение и поддержание старых традиций вопреки тому, что многие из них уже устарели: «тебя не станет бояться, меня и подавно. Какой же это порядок-то в доме будет? Ведь ты, чай, с ней в законе живешь. Али, по-вашему, закон ничего не значит? Да уж коли ты такие дурацкие мысли в голове держишь, ты бы при ней-то, по крайней мере, не болтал да при сестре, при девке». Характеристика Кабанихи в «Грозе» Островского невозможна без упоминания её практически маниакального внимания к деталям. Тихон, сын Кабановой-старшей, спивается, дочь Варвара лжёт, гуляет с кем хочет и того и гляди убежит из дому, опозорив семью. А Марфу Игнатьевну беспокоит, что на порог заходят без поклона, не как прадеды учили. Её поведение напоминает поведение жриц умирающего культа, которые всеми силами пытаются поддержать в нём жизнь с помощью внешней атрибутики.

Катерина Кабанова была несколько мнительной девушкой: в «пророчествах» полоумной барыни ей чудилась своя судьба, а в грозе девушка видела кару Господню. Кабаниха слишком меркантильна и приземлённая для этого. Ей ближе материальный мир, практичность и утилитарность. Кабанову гроза и гром совсем не пугает, она только не хочет мокнуть. Пока жители Калинова рассуждают о взбушевавшейся стихии, Кабаниха ворчит и выражает своё недовольство: «Ишь какие рацеи развёл. Есть что послушать, уж нечего сказать! Вот времена-то пришли, какие-то учители появились. Коли старик так рассуждает, чего уж от молодых-то требовать!», «Ты не осуждай постарше себя! Они больше твоего знают. У старых людей на все приметы есть. Старый человек на ветер слова не скажет».
Образ Кабанихи в пьесе «Гроза» можно назвать неким обобщением, конгломератом негативных человеческих качеств. Её сложно назвать женщиной, матерью, да и человеком в принципе. Конечно, ей далеко до болванчиков города Глупова, но её желание подчинять и властвовать убило в Марфе Игнатьевне все человеческие качества.

Характеристика Кудряша в пьесе «Гроза»

Островский умел создавать интересных и запоминающихся персонажей. Пожалуй, одними из самых известных его пьес являются «Бесприданница» и «Гроза». В каждой из них по-своему отображена проблема ограниченности общества, его материальности и бездуховности. На последней хотелось бы остановиться более подробно. Список действующих лиц этой драмы пестрит яркими образами. На страницах произведения можно встретить купцов-самодуров и несчастную мечтательную девушку, полоумную барыню и механика-самоучку, лицемерного юношу и трусливого купеческого сына. Главные. Герои выполняют сюжетообразующую функцию, а какова же роль второстепенных персонажей? Например, Вани Кудряша? Это сочинение будет посвящено характеристике Кудряша в пьесе «Гроза».
Начать следует с имени. Автор не просто так выбирает своим персонажам те или иные имена. Также нужно помнить о некой традиции, которая сложилась в русской литературе ХІХ века. Говорящими была фамилия Простаковых в «Недоросле» Фонвизина, наименование города Глупова в романе Щедрина, даже Раскольников и Девушкин Достоевского вписываются в эту парадигму. В «Грозе» действуют Дикой, Кабаниха и Тихон — тоже говорящие имена. При этом характер персонажа неразрывно связан с его именем. Так, о характере Кудряша можно судить зная его имя и фамилию. Имя «Иван» широко распространено в былинах и сказках. Постепенно образ Ивана-дурака отделялся от образа другого Ивана, предприимчивого молодого человека, который найдёт выход из любого положения и сможет обмануть самого чёрта. Так и здесь Ваня оказывается единственным человеком, который может ответить Дикому в его же манере. При этом Дикой побаивается Ваню именно потому, что у Кудряша отсутствует слепое подчинение и раболепие перед купцом.
Фамилия персонажа, Кудряш, также связана с этим образом, ведь у Иванов из сказок кудрявые волосы. К тому же это подчёркивает молодецкую удаль и доброту характера.
Ваня Кудряш — носитель национального характера. Он сильный, добрый, весёлый и удалой. Дело в его руках горит. Иван практичен и здраво смотрит на вещи. Несмотря на то что он тоже принадлежит к купеческой среде, в нём нет алчности и жажды наживы. Кудряшу чужда красота природы. Это видно из первой сцены — разговора Кудряша с Кулигиным. Ваня ценит свободу и боится её потерять. Скорее всего, именно это стало основным поводом для отношений с Варварой. Их чувства искренни. Они долгое время встречаются тайно. И Варвара, и Иван ценят эти отношения, оба этих персонажа остаются внутренне свободными. Во время ночных прогулок Варвара и Иван шутят, поют и веселятся. Благодаря этой паре стали возможными тайные свидания Бориса и Катерины. Нужно упомянуть, что изначально Кудряш отговаривал Бориса от общения с Катей, узнав, что возлюбленная Бориса замужем. В отличие от Бориса, Кудряш в «Грозе» борется за свою любовь. Он не бросает любимую, как Борис, а убегает вместе с ней.
Однако не стоит идеализировать образ Кудряша в пьесе «Гроза». В характере Кудряша много отрицательных черт. Иван сам признаётся, что «уж больно лих на девок». А значит, никто не может гарантировать того, что Варвара будет с ним счастлива. К его положительным качествам характера обязательно нужно добавить отрицательные: стремление к власти, самолюбование, хвастовство. Он тоже является представителем «тёмного царства», но хочет быть хозяином, а не рабом.
Наиболее ярко дополняют этот образ цитаты Кудряша:
«Мало у нас парней-то на мою стать, а то бы мы его озорничать отучили!»«Я грубиян считаюсь.»«Да не спускаю и я: он — слово, я — десять… Нет, уж я перед ним рабствовать не стану.»(варваре) «ты что ж так долго? Ждать вас ещё! Знаешь, что не люблю.»

Характеристика Бориса в пьесе «Гроза»

В пьесе Островского «Гроза» персонажей можно условно поделить на представителей «тёмного царства» и на его жертв. К представителям относят Дикого и Кабаниху, а вот в числе жертв называют Катерину, Тихона и Бориса. Однако можно ли с уверенностью говорить, что последний из перечисленных действительно является жертвой «тёмного царства»? Давайте попробуем разобраться в этом вопросе. Характеристика Бориса в пьесе «Гроза» может уместиться в одном предложении: слабовольный приезжий юноша, готовый поступиться своими моральными принципами ради получения денег. И это действительно так. Но делает ли его это жертвой?

О внешности Бориса из пьесы «Гроза» сказано немного. Это молодой человек, приехавший из Москвы. Одет он иначе, чем жители Калинова, по-столичному, на заграничный лад. Борис отличается от калиновцев восприятием мира, но сам он будто кичится этим. Безусловно, долю снобизма добавляет то, что Борис получил образование. Но здесь, в Калинове, это никого не интересует. Гораздо важнее и показательнее становятся его мотивы приезда в город, действия в жизненных ситуациях и отношение к другим.

Борис Григорьевич, племянник Дикого, приехал в город вовсе не потому, что соскучился по родственнику. Борису, как, собственно, и остальным в городе, просто нужны деньги. Дикой, будучи скупым и алчным человеком, не хочет отдавать наследство, которое полагается его племяннику. А Борис, понимая, что законным путём денег не получишь, решает «наладить отношения» с дядей, чтобы тот подобрел и отдал сумму. Но ни у племянника, ни у Дикого нет родственных чувств. Савл Прокофьевич оскорбляет и ругает Бориса, а тот не хочет больше оставаться в Калинове, но переступает через свои принципы ради денег.

Образ Бориса в пьесе «Гроза» Островского связан с любовной линией. Борис влюбляется в Катерину, по крайней мере, он сам так считает. Но с приездом Тихона проходит несколько дней их тайных встреч с Катей, и здесь открывается настоящее лицо Бориса, трусливое и мелочное. Катерина была полна решимости признаться в своих чувствах всей семье только за тем, чтобы честно жить с Борисом, но вот Борис считал иначе. Он очень боялся, что Катя расскажет об их прогулках, пытался уговорить девушку молчать. Юноша сокрушался о том, что уже все кончено в тот момент, когда Катерина ещё не сказала ничего мужу и свекрови. То есть он отказался брать на себя ответственность за девушку и за свои чувства, Борису легче сбежать от проблемы и жалеть о потерянном. К сожалению, ни он, ни Тихон не сумели и не смогли бы никогда защитить Катерину от царства лжи и обмана. Особенно показателен в этом отношении последний разговор Бориса и Кати. Борис понимает, что с девушкой что-то не так, но не спрашивает о её состоянии. Вместо этого Борис усугубляет положение: ему нужно уехать в Сибирь, надолго, Катю брать он не хочет. Подобными словами он даёт понять девушке, что на самом деле никаких глубоких чувств Борис на самом деле не испытывал. Пока ему было хорошо и легко — он был с Катей. Как только начались проблемы — он ушёл.

Борис в «Грозе» Островского не может считаться жертвой «тёмного царства» даже учитывая то, что границы этого самого царства расширились далеко за пределы Калинова. Борис сам по себе трусливый и слабовольный. Именно это отталкивает больше всего.

Характеристика Феклуши в пьесе «Гроза»

Кто такая Феклуша в пьесе «Гроза» Островского? На первый взгляд — вовсе неприметный персонаж, который ни прямо, ни косвенно не влияет на сюжет. Тогда возникает вопрос зачем вообще вводить такое действующее лицо. На самом деле у этого персонажа своя, очень значимая, функция. Характеристику Феклуши в пьесе «Гроза» можно начать со слова «странница».

Вообще, в русской литературе и культуре достаточно сильны мотивы странничества. Образы странников встречаются и у Пушкина, и у Достоевского, и у Горького. Нельзя отрицать, что образ странников связан с фольклорной традицией. В сказках можно найти множество примеров персонажей, которые путешествовали по миру, «странствовали». Странники являлись символом и носителем житейской мудрости, некой высшей истины, как, например, Лука в горьковской пьесе «На дне» или же странники-старцы из былин об Илье Муромце. У Островского в произведениях меняется полюс восприятия. Роль Феклуши в пьесе «Гроза» заключается в другом. Описания Феклуши в тексте нет. Но её внешность несложно представить. Странники, по обыкновению, люди средних лет или чуть старше. Часто они, за неимением другой одежды, были вынуждены одеваться в лохмотья.

Показательно имя персонажа — Феклуша. Несмотря на то что Феклуше примерно столько же лет, сколько Марфе Игнатьевне, если не больше. Детской формой имени автор хочет подчеркнуть вовсе не детскую непосредственность восприятия, а, опять-таки, как и в случае с Тихоном, инфантилизм, присущий этим действующим лицам. Эта женщина осталась на том уровне развития, на котором находятся маленькие дети. Но только эта черта скорее отрицательная. Островский вводит этого персонажа в комедию сразу после монолога Кулигина о «жестоких нравах» и ханжестве Кабанихи и перед появлением Марфы Игнатьевны.

«Бла-алепие, милая, бла-алепие! Красота дивная! Да что уж говорить! В обетованной земле живете! И купечество все народ благочестивый, добродетелями многими украшенный» — такие слова говорит Феклуша другой женщине. Её слова слащавы и лживы. Она беззастенчиво врёт, поддерживая миф о могуществе купечества и правильности их образа жизни. Благодаря этому персонажу видно насколько глубоко укоренились в сознании людей ложные принципы. То, что говорит Феклуша, нельзя назвать адекватным.

Примечателен эпизод разговора с Глашей, дворовой девкой дома Кабановых. Странница рассказывает о неправедности жизни. Она судит узко, ограничено. С её точки зрения другие религии и вероисповедания не правильны, потому что неправедны: «говорят, такие страны есть, милая девушка, где и царей-то нет православных, а салтаны землёй правят. В одной земле сидит на троне салтан Махнут турецкий, а в другой — салтан Махнут персидский; и суд творят они, милая девушка, надо всеми людьми, и что ни судят они, все неправильно. И не могут они, милая, ни одного дела рассудить праведно, такой уж им предел положен. У нас закон праведный, а у них, милая, неправедный». Её слова о московской суете и огненных машинах не только похожи на алогический бред, но и иллюстрируют необразованность, «тёмность» таких людей. Прогресс и просвещение для таких, как Феклуша, навсегда останутся грешным мраком. Кстати, в образе Феклуши автор показывает лицемерность в отношении религии. Дело в том, что издавна считалась, что помогать странникам праведно. Здесь же люди, имеющие изуродованные знания и понимание христианства, помогают и верят страннице с точно такими же суждениями.

Речевая характеристика Феклуши в «Грозе» также важна. Её реплики переполнена обращениями «милая», «сударь», «милая девушка», «ваша светлость». С одной стороны, это придаёт её речи гипнотическую напевность, с другой — доказывает пресмыкающийся характер Феклуши.

Феклуша в «Грозе» не влияет на развитие сюжета, но в этом персонаже Островский воплотил ещё одну грань «тёмного царства». Поддакивание и подчинение Кабанихи и ей подобным лишь укрепляет самодурство как явление, являясь поводом к его существованию.

«Тёмное царство» в пьесе «Гроза»

Пьеса Островского «Гроза» вызвала бурную реакцию в сфере литературоведов и критиков. Свои статьи этому произведению посвящали А. Григорьев, Д. Писарев, Ф. Достоевский. Н. Добролюбов спустя некоторое время после выхода «Грозы» в печать написал статью «Луч света в тёмном царстве». Будучи хорошим критиком, Добролюбов подчеркнул хороший стиль автора, похвалив Островского за глубокое знание русской души, и упрекнул других критиков в отсутствии прямого взгляда на произведение. Вообще, взгляд Добролюбова интересен с нескольких точек зрения. Например, критик считал, что в драмах должно показываться пагубное влияние страсти на жизнь человека, поэтому Катерину он называет преступницей. Но Николай Александрович тем не менее говорит, что Катерина является также и мученицей, ведь её страдания вызывают отклик в душе зрителя или читателя. Добролюбов даёт очень точные характеристики. Именно он назвал купечество «тёмным царством» в пьесе «Гроза».

Если проследить то, как купечество и смежные с ним социальные пласты отображались на протяжении десятилетий, то складывается полная картина деградации и упадка. В «Недоросле» Простаковы показаны ограниченными людьми, в «Горе от ума» Фамусовы – застывшие изваяния, которые отказываются жить честно. Все эти образы – предшественники Кабанихи и Дикого. Именно на эти двух персонажах и держится «тёмное царство» в драме «Гроза». Автор знакомит нас с нравами и порядками города уже с первых строк пьесы: «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие!» В одном из диалогов между жителями поднимается тема насилия: «У кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить… А между собой – то, сударь, как живут!… Враждуют друг на друга». Сколько бы люди ни скрывали того, что происходит внутри семей, остальным и так всё известно. Кулигин говорит, что и Богу здесь давно никто не молиться. Все двери заперты, «чтоб люди не видали, как… своих домашних едят и семью тиранят». За замками – разврат и пьянство. Кабанов ходит пить к Дикому, Дикой практически во всех сценах появляется пьяный, Кабаниха тоже не прочь пропустить рюмку — другую в компании Савла Прокофьевича.

Весь тот мир, в котором живут обитатели вымышленного города Калинова, насквозь пропитан ложью и жульничеством. Власть над «тёмным царством» принадлежит самодурам и обманщикам. Жители настолько привыкли к бесстрастному раболепствовать перед более богатыми людьми, что такой образ жизни является для них нормой. К Дикому часто приходят просить денег, при этом зная, что он унизит их, но не даст нужной суммы. Больше всего негативных эмоций в купце вызывает родной племянник. Даже не из-за того, что Борис льстит Дикому, чтобы получить денег, а потому, что сам Дикой не желает расставаться с полученным наследством. Главные его черты – грубость и жадность. Дикой считает, что раз у него есть большое количество денег, значит, другие должны ему подчиняться, бояться его и при этом уважать.

Кабаниха ратует за сохранение патриархального строя. Она настоящий тиран, способный свести с ума любого, кто ей не нравится. Марфа Игнатьевна, прикрываясь тем, что почитает старые порядки, по сути, разрушает семью. Её сын, Тихон, рад уехать как можно дальше, лишь бы не слышать приказов матери, дочь ни во что не ставит мнение Кабанихи, врёт ей, и в конце пьесы просто сбегает с Кудряшом. Больше всех доставалось Катерине. Свекровь открыто ненавидела невестку, контролировала каждое её действие, была недовольна любыми мелочами. Наиболее показательной представляется сцена прощания с Тихоном. Кабаниха была оскорблена тем, что Катя обняла мужа на прощание. Ведь она женщина, а, значит, всегда должна быть ниже мужчины. Удел жены – бросаться мужу в ноги и рыдать, моля о скором возвращении. Кате не нравится такая точка зрения, но она вынуждена покориться воле свекрови.

Добролюбов называет Катю «лучом света в тёмном царстве», что тоже очень символично. Во-первых, Катя отличается от жителей города. Она, хоть и воспитывалась по старым законам, о сохранении которых часто говорит Кабаниха, имеет другое представление о жизни. Катя добра и чиста. Она хочет помогать бедным, хочет ходить в церковь, заниматься домашними делами, растить детей. Но в такой обстановке всё это кажется невозможным из-за одного простого факта: в «тёмном царстве» в «Грозе» невозможно обрести внутреннее спокойствие. Люди постоянно ходят в страхе, пьют, лгут, изменяют друг другу, пытаясь скрыть неприглядные стороны жизни. В такой атмосфере невозможно быть честным с другими, честным перед самим собой. Во-вторых, одного луча недостаточно, чтобы осветить «царство». Свет, согласно законам физики, должен отражаться от какой-либо поверхности. Также известно, что чёрный цвет имеет способность поглощать остальные цвета. Подобные законы применимы и к ситуации с главной героиней пьесы. Катерина не видит в других того, что есть в ней. Ни жители города, ни Борис, «порядочно образованный человек», не смогли бы понять причину внутреннего конфликта Кати. Ведь даже Борис боится общественного мнения, он зависим от Дикого и возможности получения наследства. Он также связан цепью обмана и лжи, ведь Борис поддерживает идею Варвары обманывать Тихона, чтобы сохранить тайные отношения с Катей. Применим здесь и второй закон. В «Грозе» Островского «тёмное царство» настолько всепоглощающе, что из него невозможно найти выход. Оно съедает Катерину, заставляя принять на себя один из страшных с точки зрения христианства грехов – самоубийство. «Тёмное царство» не оставляет другого выбора. Оно найдёт её где угодно, даже если бы Катя сбежала с Борисом, даже если бы ушла от мужа. Недаром Островский переносит действие в вымышленный город. Автор хотел показать типичность ситуации: такая обстановка была характерна всем городам России. Но только России ли?

Неужели выводы так неутешительны? Власть самодуров понемногу начинает слабнуть. Это чувствует Кабаниха и Дикой. Они чувствуют, что вскоре их место займут другие люди, новые. Такие как Катя. Честные и открытые. И, возможно, именно в них возродятся те старые обычаи, которые усердно защищала Марфа Игнатьевна. Добролюбов писал, что финал пьесы нужно рассматривать в положительном ключе. «Нам отрадно видеть избавление Катерины — хоть через смерть, коли нельзя иначе. Жить в «тёмном царстве» хуже смерти». Этому становятся подтверждением слова Тихона, который впервые открыто противостоит не только матери, но и всему порядку города. «Этим восклицанием заканчивается пьеса, и нам кажется, что ничего нельзя было придумать сильнее и правдивее такого окончания. Слова Тихона заставляют зрителя подумать уже не о любовной интриге, а обо всей этой жизни, где живые завидуют умершим».

Жертвы тёмного царства в пьесе «Гроза»

Во многих своих драмах Островский изображал социальную несправедливость, человеческие пороки и негативные стороны. Бедность, алчность, бесконтрольное желание быть при власти – эти и многие другие темы можно проследить в пьесах «Свои люди сочтёмся», «Бедность не порок», «Бесприданница». «Грозу» также следует рассматривать в контексте вышеперечисленных произведений. Мир, описанный драматургом в тексте, критики назвали «тёмным царством». Оно представляется неким болотом, из которого невозможно найти выход, которое засасывает человека всё сильнее, убивая в нём человечность. Таких жертв «тёмного царства» в «Грозе» на первый взгляд совсем немного.
Первая жертва «тёмного царства» — Катерина Кабанова. Катя частая и честная девушка. Её рано отдали замуж, но полюбить мужа ей так и не удалось. Несмотря на это, она всё же старается найти в нём положительные стороны, чтобы сохранить налаженные отношения и сам брак. Катю терроризирует Кабаниха, одна из ярких представительниц «тёмного царства». Марфа Игнатьевна оскорбляет невестку, всеми силами стараясь сломить её. Однако не только противостояние характеров делает Катерину жертвой. Это, конечно же, и обстоятельства. В «тёмном царстве» честная жизнь априори невозможна. Здесь всё строится на лжи, притворстве и лести. Силён тот, у кого есть деньги. Власть в Калинове принадлежит богачам и купцам, например, Дикому, чья моральная планка очень низка. Купцы обманывают друг друга, воруют у простых жителей, стремясь к собственному обогащению и увеличения своего влияния. Мотив лжи часто встречается и при описании бытовой жизни. Варвара говорит Кате, что только ложь скрепляет семью Кабановых, а Борис удивлён желанием Кати рассказать Тихону и Марфе Игнатьевне об их тайных отношениях. Катерина часто сравнивает себя с птицей: девушка хочет вырваться из этого места, но возможности нет. «Тёмное царство» найдёт Катю где угодно, ведь оно не ограничивается рамками вымышленного города. Выхода нет. Катя принимает отчаянное и окончательное решение: либо жить честно, либо никак. «Живу, маюсь, просвету себе не вижу. Да и не увижу, знать!» Первый вариант, как говорилось ранее, невозможен, поэтому Катя выбирает второе. Девушка совершает самоубийство не столько потому, что Борис отказывается брать её в Сибирь, сколько потому, что понимает: Борис оказался такой же, как и другие, а жизнь, полная упрёков и позора больше продолжаться не может. «Вот вам ваша Катерина. Тело её здесь, возьмите его; а душа теперь не ваша: она теперь перед судиёй, который милосерднее вас!» – с этими словами Кулигин отдаёт тело девушки семье Кабановых. В этой реплике важно сравнение с всевышним судьёй. Оно заставляет читателя и зрителя задуматься о том, насколько прогнил мир «тёмного царства», что даже Страшный Суд оказывается милосерднее, чем суд «самодуров».
Жертвой в «Грозе» оказывается и Тихон Кабанов. Очень примечательна фраза, с которой Тихон появляется в пьесе: «Да как же я могу, маменька, вас ослушаться!» Жертвой его делает деспотизм матери. Сам по себе Тихон добрый и, в некоторой степени, заботливый. Он любит Катю и жалеет её. Но авторитет матери непоколебим. Тихон – безвольный маменькин сынок, которого чрезмерная опека Марфы Игнатьевны сделала зибитым и бесхарактерным. Он не понимает, как можно противиться воли Кабанихи, иметь собственное мнение или прочее. «Да я, маменька, и не хочу своей волей жить. Где уж мне своей волей жить!» – так Тихон отвечает матери. Тоску Кабанов привык топить в алкоголе (он нередко выпивает с Диким). Его характер подчёркивает имя. Тихон не в состоянии понять силу внутреннего конфликта своей жены, не может ей помочь, однако, желание вырваться из этой клетки у Тихона есть. Например, он рад своему отъезду на коротких 14 дней, ведь всё это время у него есть шанс быть самостоятельным. Над ним не будет «грозы» в виде контролирующей матери. Последняя фраза Тихона говорит о том, что мужчина понимает: лучше умереть, чем жить такой жизнью, но на самоубийство Тихон решиться не может.
Кулигин показан как мечтающий изобретатель, ратующий за общественное благо. Он постоянно думает о том, как бы улучшить жизнь города, хотя прекрасно понимает, что никому из жителей Калинова это не нужно. Он понимает красоту природы, цитирует Державина. Кулигин образованнее и выше простых обывателей, однако, он беден и одинок в своих стараниях. Дикой лишь смеётся над ним, когда изобретатель говорит о пользе громоотвода. Савл Прокофьевич не верит, что деньги можно заработать честным путём, поэтому открыто издевается и угрожает Кулигину. Возможно, Кулигин понимал истинные мотивы самоубийства Кати. Но он предпринимает попытки смягчить противоречия, найти компромисс. Перед ним нет выбора либо так, либо никак. Молодой человек не видит активного способа противостоять «самодурам».
Жертвами в пьесе «Гроза» выступают несколько персонажей: Катерина, Кулигин и Тихон. Бориса нельзя назвать жертвой по двум причинам: во-первых, он приехал из другого города, а во-вторых, по сути, он такой же лживый и двуличный, как и остальные жители «тёмного царства».

Представители «тёмного царства» в пьесе «Гроза»

Драму «Гроза» принято считать одним из главных произведений А. Н. Островского. И это нельзя отрицать. Любовный конфликт в пьесе отходит чуть ли не на последний план, вместо этого обнажается горькая социальная правда, показывается «тёмное царство» пороков и грехов. Добролюбов называл драматурга тонким знатоком русской души. С этим мнением трудно не согласиться. Островский очень тонко описывает переживания одного человека, но при этом точен в изображении общечеловеческих пороков и изъянов человеческой души, которые присущи всем представителям «тёмного царства» в «Грозе». Таких людей Добролюбов назвал самодурами. Главными самодурами Калинова являются Кабаниха и Дикой.

Дикой – яркий представитель «тёмного царства», изначально показан как неприятный и скользкий человек. Он появляется в первом действии вместе со своим племянником Борисом. Савл Прокофьевич очень недоволен появлением Бориса в городе: «Дармоед! Пропади ты пропадом!» Купец ругается и плюётся на улице, чем выказывает свою невоспитанность. Следует отметить, что в жизни Дикого места для культурного обогащения или духовного роста совершенно нет. Он знает лишь то, что положено знать, чтобы руководить «тёмным царством». Не знает Савл Прокофьевич ни истории, ни её представителей. Так, на цитирование Кулигиным строк Державина Дикой приказывает не грубить ему. Обычно речь позволяет многое сказать о человеке: о его воспитании, манерах, кругозоре и прочем. Реплики Дикого полны ругательств и угроз: «ни одного расчета без брани не обходится». Практически в каждом появлении на сцене Савл Прокофьевич либо грубит другим, либо некорректно выражается. Особенно купца раздражают те, кто просит у него деньги. При этом сам Дикой очень часто обманывает при расчётах в свою пользу. Дикой не боится ни представителей власти, ни бунта «бессмысленного и беспощадного». Он уверен в незыблемости своей персоны и того положения, которое он занимает. Известно, что при разговоре с городничим о том, что Дикой якобы обирает простых мужиков, купец открыто признаёт свою вину, но так, будто сам гордится таким поступком: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами о таких пустяках разговаривать! Много у меня в год – то народу перебывает: вы — то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!»Кулигин говорит, что в торговле все друг и друга воруют, а в помощники выбирают тех, кто от длительного пьянства потерял и человеческий облик, и всякую человечность.

Дикой не понимает, что значит трудиться ради общего блага. Кулигин предлагал поставить громоотвод, с помощью которого легче было бы получить электричество. Но Савл Прокофьевич прогнал изобретателя со словами: «Так ты знай, что ты червяк. Захочу – помилую. Захочу – раздавлю». В этой фразе наиболее отчётливо видна позиция Дикого. Купец уверен в своей правоте, безнаказанности и власти. Савл Прокофьевич считает свою власть абсолютной, ведь залог его авторитета – деньги, которых у купца более чем достаточно. Смыслом жизни Дикого является накопление и приумножение своего капитала любыми законными и незаконными методами. Дикой полагает, что богатство даёт ему право ругать, унижать и оскорблять всех. Однако, его влияние и грубость пугают многих, но не Кудряша. Кудряш говорит, что не боится Дикого, поэтому поступает только так, как хочет сам. Этим автор хотел показать, что рано или поздно самодуры тёмного царства лишатся своего влияния, ведь предпосылки для этого уже есть.

Единственный человек, с которым купец говорит нормально, это другой характерный представитель «тёмного царства» — Кабаниха. Марфа Игнатьевна известна своим тяжёлым и сварливым нравом. Марфа Игнатьевна вдова. Она сама воспитала сына Тихона и дочь Варвару. Тотальный контроль и тирания привели к ужасающим последствиям. Тихон не может действовать против воли матери, говорить что-то неверное с точки зрения Кабанихи он тоже не хочет. Тихон сосуществует с ней, жалуясь на жизнь, но не стараясь что-либо изменить. Он слабый и бесхарактерный. Дочь Варвара лжёт матери, тайно встречаясь с Кудряшом. В финале пьесы она сбегает с ним из родного дома. Варвара сменила замок на калитке в саду, чтобы беспрепятственно уходить гулять ночью, пока Кабаниха спала. Тем не менее она также открыто не противостоит матери. Больше всего доставалось Катерине. Кабаниха унижала девушку, стремилась всячески задеть и выставить перед мужем (Тихоном) в плохом свете. Она выбрала интересную тактику манипулирования. Очень размеренно, не спеша Кабаниха понемногу «ела» своих домашних, притворяясь, что ничего не происходит. Марфа Игнатьевна прикрывалась тем, что заботится о детях. Она считала, что только старое поколение сохранило понимание норм жизни, поэтому непременно нужно передать эти знания следующему поколению, иначе мир рухнет. Вот только у Кабанихи вся мудрость становится изуродованной, извращённой, ложной. При этом нельзя сказать, что она делает благое дело. Читатель понимает, что слова «забота о детях» становятся оправданием перед другими людьми. Перед собой Кабаниха честна и прекрасно понимает что делает. Она воплощает в себе мнение о том, что слабый должен бояться сильного. Об этом сама Кабаниха говорит в сцене отъезда Тихона. «Что ж ты стоишь, разве порядку не знаешь? Приказывай жене – то, как жить без тебя!» На вполне разумное замечание Тихона о том, что Катерине незачем его бояться, ведь он её муж, Кабаниха отвечает очень резко: «Как зачем бояться! Да ты рехнулся, что ли? Тебя не станет бояться, меня и подавно». Кабаниха уже давно перестала быть матерью, вдовой, женщиной. Теперь это настоящий тиран и диктатор, который стремится утвердить свою власть любыми способами.

Образ грозы в пьесе Островского

Образ грозы в пьесе Островского «Гроза» символичен и многозначен. Он включает в себя несколько смыслов, которые сочетаются и дополняют друг друга, позволяя показать несколько граней проблемы. Для начала нужно отделить понятие образ-символ от понятия метафоры. Образ-символ многозначен, как и метафора, но, в отличие от последней, подразумевает, что у читателя могут возникнуть множество различных ассоциаций, которые не ограничиваются авторской трактовкой текста. То есть в тексте произведения не указано как именно следует расшифровывать и понимать тот или иной образ-символ. Трактовку метафорического переноса обычно указывает сам автор. Именно последний вариант реализуется в рассматриваемой пьесе Александра Николаевича.

Образ грозы в драме Островского включает в себя несколько авторских трактовок. Гроза понимается в прямом смысле, то есть как природное явление. Гроза начинается уже в первом действии и, к четвёртому, периодически прекращаясь, набирает свою силу. Город Калинов буквально живёт ожиданием грозы. Страх жителей перед громом и дождём сравним с языческими страхами перед стихией. Единственный, кто не боится грозы – изобретатель-самоучка Кулигин. Он один, кто в городе ведёт праведную жизнь, стремиться заработать честным трудом и думает о благе общества. Для него в грозе нет ничего таинственного и мистического. Кулигин потрясён реакцией на грозу: «ведь не гроза убивает, убивает благодать!». Мужчина не понимает тот первобытный страх, которому подчиняются все. Дикой и вовсе считает, что грозу посылает Бог, чтобы грешные о нём не забывали. Это языческое, а не христианское понимание. Катерину, главную героиню пьесы, гроза пугает по другим причинам. Сама по себе Катя спокойная и тихая девушка, поэтому любой всплеск энергии вызывает у неё чувство беспокойства. С первых явлений пьесы читатель узнаёт, что Катерина ужасно боится грозы, поэтому всячески стремится как можно раньше спрятаться от неё. Даже замечание Варвары «да что ты боишься: ещё далеко гроза-то», которое можно расценивать как пророческое, не может успокоить девушку. Свой страх Катя объясняет с философской точки зрения (вполне в духе Воланда из «Мастера и Маргариты»): «не то страшно, что убьёт тебя, а то, что смерть тебя вдруг застанет, как ты есть, со всеми твоими грехами, со всеми помыслами лукавыми». Так становится понятно, что образ грозы в драме Островского сопряжён с мотивом смерти. Сила стихии достигает своего апогея в четвёртом действии – кульминации произведения. Сначала, как и водится перед грозой, было тихо. Горожане гуляли по набережной, общались, любовались пейзажами. Но как только погода начала портиться, многие укрылись в галерее, на стенах которой можно было различить остатки от рисунка геенны огненной, то есть ада. Вновь в образ грозы добавляется отрицательная символика.

При этом образ грозы в пьесе нельзя воспринимать как однозначно отрицательный. Безусловно, Катерина напугана буйством погоды. Раскаты грома становятся всё громче, а страх погрязнуть во лжи всё сильнее. В грозе Катя видела символ Высшего суда, кару господнюю для тех, кто не живёт праведной жизнью. Именно поэтому начавшуюся грозу можно считать катализатором признания в измене. На набережной, при всех, несмотря на уговоры Тихона и Варвары, Катерина говорит, что всё то время, пока Тихон был в отъезде, она тайно встречалась с Борисом. Вот это становится настоящей грозой. Катино признание перевернуло жизнь всей семьи, заставило задуматься о жизни. Гроза становится непросто внешним проявлением, но и внутренним конфликтом. Гроза была в душе Кати. Она собиралась долгое время, облака становились чернее с каждым упрёком свекрови. Разрыв между реальной жизнью и представлениями девушки был слишком велик. Катя не могла избежать внутренней грозы: она по-другому воспитана. Её учили жить честно и праведно. А в семье Кабановых хотят научить врать и притворничать. Чувства к Борису также можно сравнить с грозой. Они развиваются стремительно, стихийно. Но к сожалению априори обречены на скорый и печальный финал.

Роль грозы в пьесе «Гроза» сводится к тому, чтобы расшевелить людей, раструсить пространство. Добролюбов назвал Калинов «тёмным царством», царством пороков и застоя. Здесь живут ограниченные люди, которых дураками делает не незнание культур других стран, а незнание собственной культуры, неумение быть человеком. Купец Дикой, один из влиятельнейших людей города, не знает Державина и Ломоносова; жители привыкли врать и воровать, делать вид, что ничего не происходит, но при этом изменять и терроризировать свои семьи. В жителях не осталось ничего человеческого. Кулигин, Тихон, Борис и Катя называют Калинов по-разному, но смысл один: это пространство, из которого невозможно выбраться. Там нет свежего воздуха, и оно затягивает, как болото. Гроза же, своей силой и энергией, должна проломить корку, сломать капкан, дать возможность новому проникнуть в город Калинов. К сожалению, одной грозы недостаточно. Как и гибели Кати недостаточно для того, чтобы люди убрали «тёмное царство» из своей души. Только Тихон, неспособный на решительные действия, впервые идёт наперекор устоявшимся правилам. Он обвиняет мать в смерти жены, а сам, оплакивая Катю, жалеет, что не может отправиться с ней в другой мир, где можно жить по законам совести.

Основной конфликт в пьесе «Гроза»

Конфликт – основная движущая сила драматического произведения. Конфликт разворачивается благодаря сюжету и может реализовываться на нескольких различных уровнях. Будь то противостояние интересов, персонажей или идей, конфликт разрешается в финале произведения. Суть конфликта также может определяться и литературной эпохой (для реализма и постмодернизма, например, характерны различные типы конфликтов). В реализме конфликт будет спрятан в изображении социальных неурядиц и обличении пороков общества. Для примера в статье будет рассмотрен основной конфликт в пьесе Островского «Гроза».
Произведение было написано в 1859 году, за несколько лет до отмены крепостного права. Островский хотел показать, насколько сильно общество разъедает само себя изнутри только потому, что уклад жизни остаётся прежним. Патриархальные порядки тормозят прогресс, а коррупция и чинопоклоничество уничтожают человеческое начало в человеке. В описании такой атмосферы кроется основной конфликт «Грозы».

Итак, как правило, конфликт реализуется на уровне персонажей. Для этого должны быть выявлены пары или группы персонажей. Начать следует с самого яркого противостояния: пары Катя – Кабаниха. Этим женщинам пришлось жить вместе волею обстоятельств. Семья Кабановых довольно богата, сама Марфа Игнатьевна вдова. Она воспитала сына и дочь. Кабаниха постоянно манипулирует сыном, устраивает скандалы и истерики. Женщина считает, что только её мнение имеет право на существование, поэтому всё должно соответствовать её представлениям. Она унижает, оскорбляет остальных членов семьи. Меньше всего достаётся Варваре, потому что дочь лжёт матери.

Катю рано выдали замуж за Тихона Кабанова, сына Кабанихи. Катя наивно полагала, что её жизнь до замужества будет не сильно отличаться от её новой жизни, но девушка ошибалась. Чистая Катя не способна понять, как можно врать матери, как делает это Варвара, как можно скрывать от кого-то свои мысли и чувства, как можно не защищать право на собственное мнение. Ей чужды порядки этой семьи, но из-за царивших в то время патриархальных устоев у девушки не было выбора.

Здесь конфликт реализуется на внутреннем уровне. Эти персонажи слишком разные, но при этом у обеих женщин одинаково сильный характер. Катерина противостоит тлетворному влиянию Кабанихи. Марфа Игнатьевна понимает, что столкнулась с сильной соперницей, которая может «настроить» Тихона против матери, а это не входит в её планы.

В паре Борис – Катерина реализуется любовный конфликт. Девушка влюбляется в приехавшего в город молодого человека. Борис кажется Кате таким, как она сама, непохожим на остальных. Бориса, как и Катерину, раздражает атмосфера города. Им обоим не нравится, что всё здесь построено на страхе и деньгах. Чувства молодых людей вспыхивают довольно быстро: им хватило одной встречи, чтобы влюбиться друг в друга. Отъезд Тихона позволяет влюблённым тайно встречаться и проводить время вместе. Катя говорит, что ради Бориса совершает грех, но, раз греха она не побоялась, то и осуждение со стороны людей ей не страшно. Девушка не понимает, зачем скрывать их встречи. Она хотела признаться мужу во всём, чтобы потом честно быть с Борисом, но молодой человек отговаривает от такого поступка. Борису удобнее встречаться тайно и не брать на себя ответственность. Разумеется, они не могли быть вместе. Их любовь трагична и быстротечна. Ситуация принимает неожиданный попорот, когда Катя понимает, что Борис на самом деле такой же, как и все остальные жители: жалкий и мелочный. А Борис не старается это отрицать. Ведь он приехал в город лишь затем, чтобы наладить отношения с дядей (только в этом случае он мог получить наследство).

Определить основной конфликт драмы «Гроза» Островского поможет пара Кулигин – Дикой. Изобретатель-самоучка и купец. Вся власть в городе, кажется, сосредоточена в руках Дикого. Он богат, но думает только лишь о приумножении капиталов. Его не страшат угрозы со стороны городничего, он обманывает простых жителей, ворует у других купцов, много пьёт. Дикой постоянно ругается. В каждой его реплике нашлось место оскорблениям. Он считает, что люди, которые ниже его по социальной лестнице, недостойны разговаривать с ним, они заслуживают своего нищенского существования. Кулигин стремится помогать людям, все его изобретения должны были бы принести пользу обществу. Но он беден, а заработать честным трудом нет возможности. Кулигин знает обо всём, что происходит в городе. «Жестокие нравы в нашем городе». Противостоять или бороться с этим Кулигин не может.

Основной конфликт драмы «Гроза» разворачивается внутри главной героини. Катя понимает, насколько силён разрыв между представлениями и реальностью. Катерина хочет быть самой собой, свободной, лёгкой и чистой. Но в Калинове так жить невозможно. В этой борьбе она рискует потерять себя, сдаться, не выдержать натиска обстоятельств. Катя выбирает между чёрным и белым, серого цвета для неё не существует. Девушка понимает, что может жить либо так, как хочет она, либо не жить вовсе. Конфликт завершается смертью героини. Она не смогла совершить насилие над собой, убить в себе себя в угоду общественным порядкам.

В пьесе «Гроза» несколько конфликтов. Основным является противостояние между человеком и обществом. К этому конфликту добавляется конфликт поколений, конфликт старого и нового. Напрашивается вывод о том, что честный человек не может выжить в обществе лгунов и ханжей.

Город Калинов и его обитатели в «Грозе»

Александр Николаевич Островский был мастером точных описаний. Драматург в своих произведениях сумел показать все тёмные стороны человеческой души. Возможно, неприглядные и отрицательные, но без которых невозможно создать полную картину. Критикуя Островского, Добролюбов указывал на его «народное» мироощущение, видя главную заслугу писателя в том, что Островский сумел подметить те качества в русском человеке и обществе, которые способны тормозить естественный прогресс. Тема «тёмного царства» поднимается во многих драмах Островского. В пьесе «Гроза» город Калинов и его обитатели показаны ограниченными, «тёмными» людьми.

Город Калинов в «Грозе» – вымышленное пространство. Автор хотел подчеркнуть, что те пороки, которые есть в этом городе, характерны для всех городов России конца XIX века. И все проблемы, которые поднимаются в произведении, существовали в то время повсюду. Добролюбов называет Калинов «тёмным царством». Определение критика в полной мере характеризуют атмосферу, описанную в Калинове. Жителей Калинова стоит рассматривать в неразрывной связи с городом. Все обитатели города Калинова обманывают друг друга, обворовывают, терроризируют других членов семьи. Власть в городе принадлежит тем, у кого есть деньги, а власть городничего только номинальная. Это становится понятно из разговора Кулигина. Городничий приходит к Дикому с претензией: мужики жаловались на Савла Прокофьевича, ведь он обсчитывал их. Дикой совершенно не старается себя оправдать, напротив, он подтверждает слова городничего, говоря, что если купцы воруют друг у друга, то нет ничего плохого в том, что купец крадёт у простых жителей. Сам Дикой жадный и грубый. Он постоянно ругается и ворчит. Можно сказать, что из-за алчности у Савла Прокофьевича испортился характер. В нём не осталось ничего человеческого. Даже Гобсеку из одноимённой повести О. Бальзака читатель сочувствует больше, чем Дикому. К этому персонажу не возникает никаких чувств, кроме отвращения. Но ведь в городе Калинове его обитатели сами потакают Дикому: они просят у него денег, унижаются, знают, что их оскорбят и, скорее всего, нужную сумму не дадут, но всё равно просят. Больше всего купца раздражает его племянник Борис, ведь ему тоже нужны деньги. Дикой открыто грубит ему, проклинает и требует, чтобы тот уехал. Савлу Прокофьевичу чужда культура. Он не знает ни Державина, ни Ломоносова. Его интересует только накопление и приумножение материальных благ.

Кабаниха отличается от Дикого. «Под видом благочестия» она старается всё подчинить своей воли. Она воспитала неблагодарную и лживую дочь, бесхарактерного слабого сына. Сквозь призму слепой материнской любви Кабаниха, кажется, не замечает лицемерия Варвары, но Марфа Игнатьевна прекрасно понимает, каким сделала сына. К своей невестке Кабаниха относится хуже, чем к остальным. В отношениях с Катериной проявляется желание Кабанихи всех контролировать, воспитать в людях страх. Ведь правителя либо любят, либо бояться, а любить Кабаниху не за что.
Нужно отметить говорящую фамилии Дикого и прозвище Кабанихи, которые отсылают читателей и зрителей к дикой, животной жизни.

Глаша и Феклуша – низшее звено в иерархии. Они обычные жители, которые рады прислуживать таким господам. Есть мнение, то каждый народ заслуживает своего правителя. В городе Калинове это подтверждается многократно. Глаша и Феклуша ведут диалоги о том, что в Москве сейчас «содом», ведь там люди начинают жить по-другому. Жителям Калинова чужда культура и образование. Они хвалят Кабаниху за то, что та ратует за сохранение патриархального строя. Глаша согласна с Феклушей в том, что только в семье Кабановых сохранились старые порядки. Дом Кабанихи – рай на земле, ведь в других местах всё погрязло в разврате и невоспитанности.

Реакция на грозу в Калинове больше схожа с реакцией на масштабное стихийное бедствие. Люди бегут, спасая себя, стараясь спрятаться. Всё потому что гроза становится непросто природным явлением, а символом божьей кары. Так воспринимают её Савл Прокофьевич и Катерина. Впрочем, Кулигин совсем не боится грозы. Он призывает людей не паниковать, рассказывает Дикому о пользе громоотвода, но тот глух к просьбам изобретателя. Кулигин не может активно противостоять устоявшимся порядкам, он приспособился к жизни в такой обстановке. Борис понимает, что в Калинове мечты Кулигина так и останутся мечтами. При этом Кулигин отличается от остальных жителей города. Он честный, скромный, планирует зарабатывать своим трудом, не прося богатых о помощи. Изобретатель детально изучил все порядки, которыми живёт город; знает, что происходит за закрытыми дверями, знает об обманах Дикого, но ничего не может с этим сделать.

Островский в «Грозе» город Калинов и его обитателей изображает с негативной точки зрения. Драматург хотел показать как плачевна ситуация в провинциальных городах России, сделал акцент на том, что общественные проблемы требует немедленного решения.

Смысл названия и символика пьесы «Гроза»

Реалистический метод письма обогатил литературу образами-символами. Грибоедов использовал этот приём в комедии «Горе от ума». Суть заключается в том, что предметы наделяются неким символическим смыслом. Образы-символы могут быть сквозными, то есть повторяющимися несколько раз на протяжении текста. В этом случае смысл символа становится значимым для сюжета. Особое внимание нужно обратить на те образы-символы, которые вынесены в название произведения. Именно поэтому следует сделать акцент на смысле названия и образной символике драмы «Гроза».

Для ответа на вопрос что же заключает в себе символика названия пьесы «Гроза» важно знать зачем и почему драматург использовал именно этот образ. Гроза в драме предстаёт в нескольких ипостасях. Первая – явление природы. Калинов и его обитатели будто живут в предвкушении грозы и дождя. События, разворачивающиеся в пьесе, занимают примерно 14 дней. Всё это время от прохожих или от главных действующих лиц встречаются фразы и том, что надвигается гроза. Буйство стихии является кульминацией пьесы: именно гроза и раскаты грома заставляют героиню признаться в измене. Более того, раскаты грома сопровождают практически всё четвёртое действие. С каждым ударом звук становится всё громче: Островский будто готовит читателей к наивысшей точке накала конфликта.

Символика грозы включает в себя и другой смысл. «Гроза» понимается разными героями по-разному. Кулигин не боится грозу, потому что не видит в неё ничего мистического. Дикой считает грозу наказанием и поводом вспомнить о существовании Бога. Катерина видит в грозе символ рока и судьбы – после самого раскатистого удара грома девушка признаётся в своих чувствах к Борису. Катерина боится грозы, ведь для неё это равноценно Страшному суду. В то же время гроза помогает девушке решиться на отчаянный шаг, после которого она стала честна перед собой. Для Кабанова, мужа Катерины, гроза имеет свой смысл. Он говорит об этом в начале повествования: Тихону нужно уехать на некоторое время, а значит, лишиться материнского контроля и приказов. «Недели две никакой грозы надо мной не будет, кандалов этих на ногах нет…». Тихон сравнивает буйство природы с непрекращающимися истериками и капризами Марфы Игнатьевны.

Одним из главных символов в «Грозе» Островского можно назвать реку Волгу. Она будто разделяет два мира: город Калинов, «тёмное царство» и тот идеальный мир, который придумал себе каждый из персонажей. Показательны в этом отношении слова Барыни. Дважды женщина говорила, что река – это омут, который затягивает красоту. Из символа предполагаемой свободы река оборачивается символом смерти.

Катерина часто сравнивает себя с птицей. Она мечтает улететь, вырваться из этого затягивающего пространства. «Я говорю: отчего люди не летают так, как птицы? Знаешь, мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь» – говорит Катя Варваре. Птицы символизируют свободу и лёгкость, которой лишена девушка.

Символ суда проследить нетрудно: он появляется несколько раз на протяжении произведения. Кулигин в разговорах с Борисом упоминает суд в контексте «жестоких нравов города». Суд представляется бюрократическим аппаратом, который не призван искать правду и наказывать за нарушения. Он способен лишь отнимать время и деньги. Феклуша рассказывает о судействе в других странах. С её точки зрения только христианский суд и суд по законам домостроя могут рассудить праведно, остальные же погрязли в грехе.
Катерина же говорит о всевышнем и о людском суде, когда рассказывает Борису о своих чувствах. Для неё на первое место становится христианские законы, а не общественное мнение: «коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда?»

На стенах полуразрушенной галереи, мимо которой прогуливаются жители Калинова, изображены сюжеты из Святого Письма. В частности, картины геенны огненной. Катерина сама вспоминает об этом мифическом месте. Ад становится синонимом затхлости и застоя, которых страшится Катя. Она выбирает смерть, зная, что это один из самых страшных христианских грехов. Но при этом через смерть девушка обретает свободу.

Самоубийство Катерины в «Грозе» — сила или слабость?

Пьеса Н. А. Островского «Гроза» до сих пор является предметом дискуссий, разворачивающихся вокруг вопроса о жанре произведения. Дело в том, что авторское определение жанра недостаточно верно. Логичнее было бы отнести «Грозу» к жанру трагедии, ведь самоубийство Катерины в «Грозе» является развязкой произведения. Для трагедии характерен финал, в котором показана гибель одного или нескольких персонажей; к тому же сам конфликт в «Грозе» переходит из бытовой сферы в сферу вечных ценностей.

Вообще, вопрос о том, чем же является суицид — проявлением силы или слабости — достаточно интересен. Итак, в тексте показано, условно говоря, преступление — гибель Катерины. Для того чтобы разобраться кто виновен, а также ответить на вопрос: «самоубийство Катерины — сила или слабость», нужно рассмотреть причины самоубийства Катерины в пьесе «Гроза». Для совершения того или иного действия у человека должны быть мотивы. У Кати мотивов было несколько. Во-первых, проблемы в семье. Свекровь Катерины, Марфа Игнатьевна, при любой удобной возможности унижала, оскорбляла и издевалась над молодой девушкой. В то время не принято было перечить старшим, даже если их точка зрения была ошибочна. Хорошее воспитание не позволяло Кате оскорбить в ответ. Марфа Игнатьевна знала, что у Кати сильный характер, поэтому опасалась, как бы невестка не изменила безропотного Тихона. Отношения с мужем у Кати складывались натянуто. Девушку рано выдали замуж за того, кого она так и не смогла полюбить. Катерина признаётся Варваре, что испытывает к Тихону чувство жалости. Сам Тихон настолько подчинён матери, что не может защитить Катю от истерик Кабанихи, несмотря на то, что искренне любит жену. Спасение и отдушину мужчина находит в выпивке.

Во-вторых, разочарование в Борисе. Катя влюбилась в приехавшего из Москвы молодого человека очень быстро. Её чувства оказались взаимны. Скорее всего, девушка, благодаря силе своего воображения, дополнила настоящего Бориса несвойственными ему чертами, создала идеальный образ и полюбила именно образ, а не самого человека. Катерина считала, что с Борисом её жизнь будет соответствовать представлениям: быть наравне с мужем, не врать, быть свободной. Вот только Борис оказался немного другим. Он приехал в Калинов лишь затем, чтобы просить денег у своего дяди Савла Прокофьевича. В один из самых важных для Кати моментов жизни Борис отказывает в помощи. Молодой человек отказывается брать Катю с собой в Сибирь, отвечает очень неясно. Борис не хочет брать на себя ответственность за свои чувства, за девушку Катю. Катя осталась одна. Она понимает, что ей некуда и не к кому идти. С этой точки зрения, сом. Ведь можно найти в себе силы, смириться с позором, и прочее-прочее. Но важно знать одно обстоятельство.

В-третьих, Катю беспокоило несоответствие реальной жизни и её представлений об этой жизни. Девушку учили жить честно, по законам христианской морали. В Калинове подменили это понятие на жестокие законы общества. Катя видит, что прикрываясь христианскими ценностями, люди творят ужасные вещи. Происходящее напоминает замкнутый круг, болото, которое рано или поздно заберётся в душу каждого жителя города. Кате невозможно выбраться из этого мира, потому что Калинов — это исчерпывающее пространство. Другого пространства не существует. Долгое время девушка чувствует себя в клетке, ничто не позволяет ей почувствовать саму жизнь.

Добролюбов при анализе образа Катерины, говорил, что таким людям «лучше гибель, нежели жизнь при тех началах, которые ему противны». Критик считал, что именно «в цельности и гармонии характера заключается его сила. Вольный воздух и свет, вопреки всем предосторожностям погибающего самодурства, врываются в келью Катерины, она рвётся к новой жизни, хотя бы пришлось умереть в этом порыве. Что ей смерть? Всё равно — она не считает жизнью и то прозябание, которое выпало ей на долю в семье Кабановых». Самоубийство Катерины, по мнению Добролюбова, является проявлением силы. Её решение не было импульсивным. Катя прекрасно знала, что скоро умрёт. Она была из той породы людей, которые живут крайностями для того, чтобы сохранить себя. Катя не хотела оставлять свою душу на растерзание самодурам тёмного царства, девушка просто не могла поступить иначе. Смириться и молча терпеть выходки Кабанихи, равно как и врать, пусть и во благо, девушка не смогла бы. Получается, для неё жизнь невозможна ни в каких смыслах. Нельзя ни оставаться больше, ни уйти. Катя принимает решение переступить порог реального мира, чтобы обрести свободу через смерть.
Интересно, что Добролюбова можно считать адвокатом Катерины, а вот Писарев, другой русский критик, вполне заслуживает место прокурора. Дело в том, что в статье «Мотивы русской драмы» Писарев искренне недоумевает: Борис посмотрел — Катя влюбилась, «Кабаниха ворчит — Катерина изнывает». Критик расценил самоубийство Кати как бессмысленный поступок, который ничего не изменил. Вместо тог чтобы облегчить страдания себе или другим, Катя бросается в Волгу. С такого ракурса Катерина представляется жертвой самой себя; слабой девочкой, которая не видит других способов решения проблем.

Мнения критиков во многом противоположны. Выбирать чем же на самом деле является гибель Кати — личное дело каждого человека. В пользу теории Писарева можно сказать, что смерть девушки действительно не поменяла ничего. Только Тихон, который неспособен на больший протест, говорит, что завидует мёртвой жене.

Душевная драма Катерины в пьесе «Гроза»

«Почему живые, творческие, добрые и порядочные люди мучительно отступают перед бесформенной серой массой, заполняющей мир?» — эта фраза стала бы замечательным эпиграфом к одному из произведений Островского. Конфликт трагедии реализуется на нескольких уровнях. Во-первых, драматург показал ущербность устоявшихся порядков, конфликт патриархального строя и новой, свободной жизни. Этот аспект реализовывается на уровне таких персонажей, как Кулигин и Катерина. Если говорить кратко, то существование, а уж тем более сосуществование людей чувствующих, справедливых, стремящихся к духовному обогащению и честному труду невозможно рядом с обозлёнными, обделёнными и лживыми обитателями Калинова. Причём нужно сделать оговорку, что Калинов — вымышленное пространство, а значит пространство становится условным. Во-вторых, показана душевная драма Катерины в «Грозе».

В этом случае речь идёт о конфликте внутри персонажа. Такие типы конфликтов всегда интересны, ведь противоречия делают образы живыми, многогранными. Островский сумел создать персонаж, который вызвал совершенно противоположные мнения среди критиков. Добролюбов называл главную героиню пьесы «лучом света в тёмном царстве» и искренне полагал, что в Катерине воплощены самые лучшие качества русского человека. А вот Писарев вступил с Добролюбовым в полемику, заявив, что проблемы Катерины были надуманными и решаемыми. Однако обоих критиков так или иначе заинтересовала душевная драма Катерины Кабановой.

Катя живёт с мужем, его сестрой и свекровью. В таком составе семья впервые появляется на сцене. Пятое явление начинается с разговора Марфы Игнатьевны с сыном. Тихон во всём поддерживает мать, соглашается даже с откровенной ложью. Муж Кати, Тихон Кабанов, слабый и безвольный человек. Ему надоели истерики матери, но вместо того, чтобы хоть раз высказать своё мнение или же защитить жену от жестокости и злых слов, Тихон идёт выпивать с Диким. Тихон похож на взрослого ребёнка. Он любит Катю, потому что ощущает в ней внутреннюю силу, вот только его чувства не взаимны: Катя чувствует к Тихону только жалость.

Варвара, кажется, единственный человек, который хоть как-то интересуется Катериной. Она беспокоится за Катю, старается ей помочь. Однако Варвара не понимает насколько тонко Катерина чувствует этот мир, Варвара практична, ей невдомёк почему Катерине так тяжело научиться «врать во благо», почему Катя хочет стать птицей, почему чувствует приближающуюся смерть.

Сама Катя ценит моменты, когда ей удаётся побыть одной. Она жалеет, что у неё нет детей, ведь тогда она любила бы и заботилась о них. Счастье материнства позволило бы Кате реализовать себя как женщину, как мать и как человека, ведь воспитанием занималась бы она. Детство самой Кати прошло беззаботно. У неё было все, о чём она могла мечтать: любящие родители, посещение церкви, свобода и чувство жизни. До замужества Катя чувствовала себя по-настоящему живой, а теперь мечтает стать птицей, чтобы улететь из этого места, которое лишило девушку внутренней лёгкости.

Итак, Катя живёт в доме со свекровью, склонной к тирании и манипуляциям, и мужем, который во всём подчиняется матери, не может защитить жену, любить выпить. Вдобавок к этому, в окружении девушки нет человека, с которым бы она могла поделить своими переживаниями, который не просто слушал её, а услышал бы. Согласитесь, в такой обстановке жить довольно трудно, если учесть, что воспитание и чувство собственного достоинства не позволяют ответить агрессией на агрессию.

Ситуация усугубляется с появлением Бориса, а точнее, чувств Кати к Борису. В девушке была заложена огромная потребность любить и отдавать свою любовь. Возможно, в Борисе Катя увидела того, кому бы смогла отдать нереализованные чувства. Или же она увидела в нём возможность наконец-то быть собой. Скорее всего, и то, и другое. Чувства молодых людей вспыхивают внезапно и развиваются стремительно. Катерине было очень сложно решиться на встречу с Борисом. Она долго думала о муже, о своих чувствах по отношению к Тихону, о том, что к чему всё может привести. Катя бросалась из одной крайности в другую: либо смириться с несчастливой семейной жизнью, забыв Бориса, либо развестись с Тихоном, чтобы быть с Борисом. И всё же девушка принимает решение выйти в сад, где её ждал возлюбленный. «Пусть все знают, пусть все видят, что я делаю! Коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда?» — такой была позиция Кати. Она пренебрегает законами христианства, совершая грех, но девушка твёрдо уверена в своём решении. Катя берёт на себя ответственность за свою жизнь: «что меня жалеть? Сама на то пошла». Тайные встречи, продолжавшиеся десять дней, завершаются с приездом Тихона. Катя боится, что правда о её измене вскоре станет известна мужу и свекрови, поэтому сама хочет рассказать им. Борис и Варвара стараются уговорить девушку молчать. Разговор с Борисом открывает Кате глаза: Борис такой же человек, как все те, от кого она мечтала сбежать. Крушение иллюзий было для Катерины очень болезненным. В таком случае получается, что выхода из «тёмного царства» нет, но жить тут Катя больше не может. Собрав все силы, Катя решает прекратить свою жизнь.

Душевная драма Катерины из пьесы Островского «Гроза» состоит в несоответствии реальной жизни и желаний, в крушении надежд и иллюзий, в осознании безысходности и неизменности положения. Катерина не могла жить в мире невежд и обманщиков; девушку разрывало противоречие долга и чувств. Этот конфликт оказался трагическим.

Последнее свидание Катерины и Бориса

Катерина и Борис в пьесе «Гроза» являются персонажами, на уровне которых реализуется любовный конфликт произведения. Чувства молодых людей изначально были обречены, любовь Катерины и Бориса была трагична: Катерина была замужем, изменять мужу и сбежать с другим человеком было ниже её моральных принципов. Автор не рассказывает о первой встрече Катерины и Бориса, читатель узнаёт о ней со слов Бориса: «А тут ещё сдуру-то влюбляться вздумал. Да в кого? В женщину, с которой даже и поговорить-то — никогда не удастся! Идёт с мужем, ну, и свекровь с ними! Ну, не дурак ли я? Погляди из-за угла да и ступай домой». Это была не любовь, а скорее влюблённость с первого взгляда. Для Кати чувства значили гораздо больше. В таком увлечении девушка видела ту самую настоящую и искреннюю любовь, о которой мечтало её сердце. Поэтому девушка, чьё воспитание не позволяло изменить мужу, отчаянно пыталась успокоить своё сердце. Решение Кати выйти к Борису в сад было фатальным. После десяти ночей тайных свиданий Катерина призналась мужу и свекрови в том, что чувствует к Борису. Последнее свидание Катерины и Бориса произошло уже после разговора Кати с Тихоном и Кабанихой.

Каждый из героев ищет встречи друг с другом, у каждого есть ощущение, что они должны сказать что-то друг другу. Но оба молчат. И говорить-то собственно, не о чем. Нужно сказать, что перед встречей Катя находилась в некоем пограничном состоянии. Обрывки мыслей и фраз, будто Катя хочет признаться в чём-то важном. Идея о страшном самосуде будто витала в воздухе, ещё не приняв чётких форм, но после встречи с Борисом решение было принято окончательно. Что же произошло во время их разговора?

Катя всё ещё надеется на то, что может быть счастлива с этим человеком, начинает будто оправдываться за свои поступки, извиняться, просить прощения. Её вопрос о том, забыл ли он её заставляет читателей понять, что в чувствах Кати произошли некоторые изменения. На всё реплики девушки Борис отвечает отстранённо, показывая, что ему ничего не нужно. Катя узнаёт, что Борис едет в Сибирь. И вот, последнее, на что решается девушка: «возьмёшь меня с собой?»

Реплика ещё раз доказывает силу характера, непоколебимость и веру Кати в эту любовь. Девушка отчаянно надеется на положительный ответ. В этом вопросе на самом деле были сосредоточены десятки других, более важных. «Любишь ли ты меня?», «что значат для тебя наши чувства?», «не ошиблась ли я в тебе?» — и множество других. Катя говорит о себе, а Борис в такой важный для девушки момент, вспоминает о дяде: «я только отпросился у дяди на минуточку, хотел хоть с местом-то тем проститься, где мы с тобой виделись». Заметьте, проститься с местом, а не с Катей. В этот момент Катерина получает ответы на все свои незаданные вопросы, окончательно приняв решение покончить с собой. Именно после этих слов наступает такое резкое и болезненное прозрение, которого так боялась и вместе с тем ждала девушка.

Несмотря на это, девушка думает над тем, чтобы сказать что-то важное. Действительно важное. Но Борис торопит Катю, у него не так много времени. Девушка молчит о том, что уже решила расстаться с жизнью — это жертва не ради Бориса, а ради самой себя. Гибель не из-за несчастной любви (это бы всё опошлило), а из-за невозможности жить честно.
В прощании Катерины с Борисом есть одна примечательная деталь: Борис начинает догадываться, что у Кати на уме, хочет подойти ближе, обнять девушку. Но Катерина отстраняется. Нет, это не обида, не гордость. Катя просит Бориса подавать милостыню каждому, кто будет её просить, молиться за её грешную душу. Девушка окончательно отпускает Бориса. И Борис уходит, не понимая масштабности и значения этого разговора для Кати.

Смерть Катерины в «Грозе» — поражение или победа над «тёмным царством»?

Гибелью главной героини завершается пьеса Островского «Гроза», жанр которой смело можно было бы обозначить как трагедия. Смерть Катерины в «Грозе» является развязкой произведения и несёт особую смысловую нагрузку. Сцена самоубийства Катерины породила много вопросов и трактовок такого сюжетного поворота. Например, Добролюбов считал этот поступок благородным, а Писарев придерживался точки зрения о том, что такой исход явился «совершенно неожиданным для неё (Катерины) самой». Достоевский де полагал, что смерть Катерины в пьесе «Гроза» произошла бы и без деспотизма: «это жертва собственной чистоты и своих верований». Легко заметить, что мнения критиков разнятся, но при этом каждое отчасти истинно. Что же заставило девушку принять такое решение, совершить стол отчаянный шаг? Что означает смерть Катерины — героини пьесы «Гроза»?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно подробно изучить текст произведения. Читатель знакомится с Катериной уже в первом действии. Изначально мы наблюдаем Катю как немого свидетеля ссоры Кабанихи и Тихона. Этот эпизод позволяет понять нездоровую обстановку несвободы и угнетения, в которой приходится выживать Кате. Ежедневно она убеждается в том, что прежней жизни, такой, как была до замужества, уже никогда не будет. Вся власть в доме, несмотря на патриархальный уклад жизни, сосредоточена в руках лицемерной Марфы Игнатьевны. Муж Кати, Тихон, не в состоянии защитить жену от истерик и лжи. Его безвольное подчинение матери показывает Катерине, что в этом доме и в этой семье рассчитывать на помощь нельзя.

С детства Катю учили любить жизнь: ходить в церковь, петь, любоваться природой, мечтать. Девочка «дышала полной грудью», ощущая себя в безопасности. Её учили жить по правилам Домостроя: уважать слово старших, не перечить им, слушаться мужа и любить его. И вот Катерину выдают замуж, обстановка радикально меняется. Между ожиданиями и реальностью оказывается огромная, непреодолимая пропасть. Самодурство Кабанихи не знает границ, её ограниченность в понимании христианских законов ужасает верующую Катерину. А что Тихон? Он вовсе не тот мужчина, который достоин уважения или хотя бы сострадания. К часто выпивающему Тихону Катя чувствует только жалость. Девушка признаётся, что как бы она ни старалась полюбить мужа, ничего не получается.

Ни в какой сфере девушка не может реализовать себя: ни как хозяйка дома, ни как любящая жена, ни как заботливая мать. Появление Бориса девушка расценивает как шанс на спасение. Во-первых, Борис непохож на остальных жителей Калинова, и ему так же, как и Кате, не нравятся неписаные законы тёмного царства. Во-вторых, Катю посещали мысли о том, чтобы добиться развода и после этого жить с Борисом честно, не боясь осуждения со стороны общества или церкви. Отношения с Борисом развиваются стремительно. Одной встречи хватило двум молодым людям, чтобы влюбиться друг в друга. Даже не имея возможности поговорить, Борис мечтает о Кате. Девушка сильно переживает возникшие чувства: она иначе воспитана, не может Катя гулять с другим тайно; чистота и честность «мешают» Кате скрывать любовь, делать вид, будто всё «шито крыто» и другие не догадываются.

Очень долго девушка решалась на свидание с Борисом, и всё же пошла ночью в сад. Автор не даёт описание тем десяти дням, когда Катерина виделась с возлюбленным. Это, собственно, и не нужно. Легко представить их досуг и растущее ощущение теплоты, которое было в Катерине. Сам Борис говорил «только те десять деньков и пожил». Приезд Тихона Кабанова выявил новые стороны в характерах персонажей. Оказалось, что Борис вовсе не хочет огласки, он лучше откажется от Кати, чем вовлечёт себя в интриги и скандалы. Катя же, в отличие от молодого человека, хочет рассказать о сложившейся ситуации и мужу, и свекрови. Будучи несколько мнительным и впечатлительным человеком, Катя, подгоняемая раскатами грома и словами полоумной барыни, признаётся во всём Кабановым.

Сцена обрывается. Далее мы узнаём, что Марфа Игнатьевна стала ещё жёстче и требовательней. Она унижает, оскорбляет девушку намного сильнее, чем прежде. Катя понимает, что виновата не так сильно, как хочет убедить её свекровь, ведь такая тирания нужна Кабанихе лишь для самоутверждения и контроля. Именно свекровь становится главным катализатором трагедии. Тихон, скорее всего, простил бы Катю, но он может только подчиняться матери и уходить пить к Дикому.

Представьте себя на месте героини. Представьте всё то, с чем ей ежедневно приходилось справляться. То, как поменялось к ней отношение после признания. Муж, который не может перечить матери, но при любой удобной возможности находит утешение в алкоголе. Свекровь, олицетворяющее всю ту грязь и мерзость, от которой чистый и честный человек хочет держаться как можно дальше. Сестру мужа, единственную, кто интересуется твоей жизнью, но при этом не может до конца понять. И любимого человека, для которого общественное мнение и возможность получения наследства оказались гораздо важнее, чем чувства к девушке.

Катя мечтала стать птицей, улететь навсегда из тёмного мира самодурства и ханжества, вырваться на волю, лететь, быть свободной. Гибель Катерины была неизбежна.
Однако, как было указано выше, на самоубийство Катерины существуют несколько различных точек зрения. Ведь с другой стороны, неужели Катя не могла просто сбежать, не принимая таких отчаянных решений? В том-то и дело, что не могла. Не для неё было это. Быть честной перед собой, быть свободной — вот то, чего так страстно желала девушка. К сожалению, всё это можно было получить лишь ценой собственной жизни. Смерть Катерины — это поражение или победа над «тёмным царством»? Катерина не победила, но и не осталась побеждённой.


    Александр Николаевич Островский. Гроза

    1859

    * ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ *

Общественный сад на высоком берегу Волги, за Волгой сельский вид. На
сцене две скамейки и несколько кустов.

    ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Кулигин сидит на скамье и смотрит за реку. Кудряш и Шапкин прогуливаются. Кулигин (поет). "Среди долины ровныя, на гладкой высоте..." ' (Перестает петь.) Чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса! Кудряш! Вот, братец ты мой, пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу. Кудряш. А что? Кулигин. Вид необыкновенный! Красота! Душа радуется. Кудряш. Нешто! Кулигин. Восторг! А ты "нешто"! Пригляделись вы либо не понимаете, какая красота в природе разлита. Кудряш. Ну, да ведь с тобой что толковать! Ты у нас антик, химик. Кулигин. Механик, самоучка-механик. Кудряш. Все одно. Молчание. Кулигин (показывает в сторону). Посмотри-ка, брат Кудряш, кто это там так руками размахивает? Кудряш. Это? Это Дикой племянника ругает. К у л и г и н. Нашел место! Кудряш. Ему везде место. Боится, что ль, он кого! Достался ему на жертву Борис Григорьич, вот он на нем и ездит. Ш а п к и н. Уж такого-то ругателя, как у нас Савел Прокофьич, поискать еще! Ни за что человека оборвет. Кудряш. Пронзительный мужик! Ш а п к и н. Хороша тоже и Кабаниха. Кудряш. Ну, да та хоть, по крайности, все под видом благочестия, а этот как с цепи сорвался! Ш а п к и н. Унять-то его некому, вот он и воюет! Кудряш. Мало у нас парней-то на мою стать, а то бы мы его озорничать-то отучили. Ш а п к и н. А что бы вы сделали? Кудряш. Постращали бы хорошенько. Ш а п к и н. Как это? Кудряш. Вчетвером этак, впятером в переулке где-нибудь поговорили бы с ним с глазу на глаз, так он бы шелковый сделался. А про нашу науку-то и не пикнул бы никому, только бы ходил да оглядывался. Ш а п к и н. Недаром он хотел тебя в солдаты-то отдать. Кудряш. Хотел, да не отдал, так это все одно, что ничего. Не отдаст он меня: он чует носом-то своим, что я свою голову дешево не продам. Это он вам страшен-то, а я с ним разговаривать умею. Ш а п к и н. Ой ли? Кудряш. Что тут: ой ли! Я грубиян считаюсь; за что ж он меня держит? Стало быть, я ему нужен. Ну, значит, я его и не боюсь, а пущай же он меня боится. Ш а п к и н. Уж будто он тебя и не ругает? Кудряш. Как не ругать! Он без этого дышать не может. Да не спускаю и я: он слово, а я десять; плюнет, да и пойдет. Нет, уж я перед ним рабствовать не стану. Кулигин. С него, что ль, пример брать! Лучше уж стерпеть. Кудряш. Ну вот, коль ты умен, так ты его прежде учливости-то выучи, да потом и нас учи. Жаль, что дочери-то у него подростки, больших-то ни одной нет. Ш а п к и н. А то что бы? Кудряш. Я б его уважил. Больно лих я на девок-то! Проходят Дикой и Борис, Кулигин снимает шапку. Шапкин (Кудряшу). Отойдем к сторонке: еще привяжется, пожалуй. Отходят.

    ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же. Дикой и Борис. Дикой. Баклуши ты, что ль, бить1 сюда приехал? Дармоед! Пропади ты пропадом! Борис. Праздник; что дома-то делать. Дикой. Найдешь дело, как захочешь. Раз тебе сказал, два тебе сказал: "Не смей мне навстречу попадаться"; тебе все неймется! Мало тебе места-то? Куда ни поди, тут ты и есть! Тьфу ты, проклятый! Что ты, как столб, стоишь-то? Тебе говорят аль нет? Борис. Я и слушаю, что ж мне делать еще! Дикой (посмотрев на Бориса). Провались ты! Я с тобой и говорить-то не хочу, с езуитом2. (Уходя.) Вот навязался! (Плюет и уходит.) ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ Кулигин, Борис, Кудряш и Шапкин. Кулигин. Что у вас, сударь, за дела с ним? Не поймем мы никак. Охота вам жить у него да брань переносить. Борис. Уж какая охота, Кулигин! Неволя. Кулигин. Да какая же неволя, сударь, позвольте вас спросить? Коли можно, сударь, так скажите нам. Борис. Отчего ж не сказать? Знали бабушку нашу, Анфису Михайловну? Кулигин. Ну, как не знать! Кудряш. Как не знать! Борис. Батюшку она ведь невзлюбила за то, что он женился на благородной. По этому-то случаю батюшка с матушкой и жили в Москве. Матушка рассказывала, что она трех дней не могла ужиться с родней, уж очень ей дико казалось. Кулигин. Еще бы не дико! Уж что говорить! Большую привычку нужно, сударь, иметь. Борис. Воспитывали нас родители в Москве хорошо, ничего для нас не жалели. Меня отдали в Коммерческую академию ', а сестру в пансион, да оба вдруг и умерли в холеру, мы с сестрой сиротами и остались. Потом мы слышим, что и бабушка здесь умерла и оставила завещание, чтобы дядя нам выплатил часть, какую следует, когда мы придем в совершеннолетие, только с условием. Кулагин. С каким же, сударь? Борис. Если мы будем к нему почтительны. Кулагин. Это значит, сударь, что вам наследства вашего не видать никогда. Бори с. Да нет, этого мало, Кулигин! Он прежде наломается над нами, надругается всячески, как его душе угодно, а кончит все-таки тем, что не даст ничего или так, какую-нибудь малость. Да еще станет рассказывать, что из милости дал, что и этого бы не следовало. Кудряш. Узд это у нас в купечестве такое заведение. Опять же, хоть бы вы и были к нему почтительны, нешто кто ему запретит сказать-то, что вы непочтительны? Бори с. Ну да. Уж он и теперь поговаривает иногда: "У меня свои дети, за что я чужим деньги отдам? Через это я своих обидеть должен!" Кулигин. Значит, сударь, плохо ваше дело. Борис. Кабы я один, так бы ничего! Я бы бросил все да уехал. А то сестру жаль. Он было и ее выписывал, да матушкины родные не пустили, написали, что больна. Какова бы ей здесь жизнь была -- и представить страшно. Кудряш. Уж само собой. Нешто они обращение понимают! Кулигин. Как же вы у него живете, сударь, на каком положении? Б о р и с. Да ни на каком. "Живи,-- говорит,-- у меня, делай, что прикажут, а жалованья, что положу". То есть через год разочтет, как ему будет угодно. Кудряш. У него уж такое заведение. У нас никто и пикнуть не смей о жалованье, изругает на чем свет стоит. "Ты, -- говорит, -- почему знаешь, что я на уме держу? Нешто ты мою душу можешь знать? А может, я приду в такое расположение, что тебе пять тысяч дам". Вот ты и поговори с ним! Только еще он во всю свою жизнь ни разу в такое-то расположение не приходил. Кулигин. Что ж делать-то, сударь! Надо стараться угождать как-нибудь. Борис. В том-то и дело, Кулигин, что никак невозможно. На него и свои-то никак угодить не могут; а уж где ж мне? Кудряш. Кто ж ему угодит, коли у него вся жизнь основана на ругательстве? А уж пуще всего из-за денег; ни одного расчета без брани не обходится. Другой рад от своего отступиться, только бы унялся. А беда, как его поутру кто-нибудь рассердит! Целый день ко всем придирается. Борис. Тетка каждое утро всех со слезами умоляет: "Батюшки, не рассердите! Голубчики, не рассердите!" Кудряш. Да нешто убережешься! Попал на базар, вот и конец! Всех мужиков переругает. Хоть в убыток проси, без брани все-таки не отойдет. А потом и пошел на весь день. Шапкин. Одно слово: воин! Кудряш. Еще какой воин-то! Борис. А вот беда-то, когда его обидит такой человек, которого не обругать не смеет; тут уж домашние держись! Кудряш. Батюшки! Что смеху-то было! Как-то его на Волге на перевозе гусар обругал. Вот чудеса-то творил! Борис. А каково домашним-то было! После этого две недели все прятались по чердакам да по чуланам. Кулигин. Что это? Никак, народ от вечерни тронулся? Проходят несколько лиц в глубине сцены. Кудряш. Пойдем, Шапкин, в разгул!' Что тут стоять-то? Кланяются и уходят. Борис. Эх, Кулигин, больно трудно мне здесь, без привычки-то. Все на меня как-то дико смотрят, точно я здесь лишний, точно мешаю им. Обычаев я здешних не знаю. Я понимаю, что все это наше русское, родное, а все-таки не привыкну никак. Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь. Б о р и с. Отчего же? Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, же- В разгул--на гульбу (гулянки), в место, где можно разгулятй-ся -- кутнуть, выпить. стокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной' не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: "Послушай,-- говорит,-- Савел Прокофьич, рассчитывай 'ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!" Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу да и говорит: "Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами о таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, у меня из этого тысячи составляются, так оно; мне и хорошо!" Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое потеряно. А те им за малую благостыню на гербовых листах 2 злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся, судятся здесь да в губернию 3 поедут, а там уж их и ждут да от , радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат, а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. "Я,-- говорит,--потрачусь, да уж и ему станет в копейку". Я было хотел все это стихами изобразить... Борис. А вы умеете стихами? К у л и г и н. По-старинному, сударь. Поначитался-таки Ломоносова, Державина... Мудрец был Ломоносов, испытатель природы... А ведь тоже из нашего, из простого звания. Борис. Вы бы и написали. Это было бы интересно. Кулигин. Как можно, сударь! Съедят, живого проглотят. Мне уж и так, сударь, за мою болтовню достается; да не могу, люблю разговор рассыпать! Вот еще про семейную жизнь хотел я вам, сударь, рассказать; да когда-нибудь в другое время. А тоже есть что послушать. Входят Феклуша и другая женщина. Феклуша. Бла-алепие, милая, бла-алепие! Красота дивная! Да что уж говорить! В обетованной земле' живете! И купечество все народ благочестивый, добродетелями многими украшенный! Щедростью и подаяниями многими! Я так довольна, так, матушка, довольна, по горлышко! За наше неоставление им еще больше щедрот приумножится, а особенно дому Кабановых. Уходят. Борис. Кабановых? Кулигин. Ханжа, сударь! Нищих оделяет, а домашних заела совсем. Молчание. Только б мне, сударь, перпету-мобиль найти! Борис. Что ж бы вы сделали? Кулигин. Как же, сударь! Ведь англичане миллион дают; я бы все деньги для общества и употребил, для поддержки. Работу надо дать мещанству-то. А то руки есть, а работать нечего. Борис. А вы надеетесь найти перпетуум-мобиле? Кулигин. Непременно, сударь! Вот только бы теперь на модели деньжонками раздобыться. Прощайте, сударь! (Уходит.)

    ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Борис (один). Жаль его разочаровывать-то! Какой хороший человек! Мечтает себе -- и счастлив. А мне, видно, так и загубить свою молодость в этой трущобе. Уж ведь совсем убитый хожу, а тут еще дурь в голову лезет! Ну, к чему пристало! Мне ли уж нежности заводить? Загнан, забит, а тут еще сдуру-то влюбляться вздумал. Да в кого? В женщину, с которой даже и поговорить-то -никогда не удастся! (Молчание.) К все-таки нейдет она у меня из головы, хоть ты что хочешь. Вот она! Идет с мужем, ну, и свекровь с ними! Ну, не дурак ли я? Погляди из-за угла да и ступай домой. (Уходит.) С противоположной стороны входят Кабанова, Кабанов, Катерина и Варвара. 'Обетованная земля-- по библейскому мифу, страна, куда бог, исполняя свое обещание, привел евреев из Египта. В переносном значении: страна, край или место, изобилующие богатством.

    ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Кабанова, Кабанов, Катерина и Варвара. Кабанова. Если ты хочешь мать послушать, так ты, как приедешь туда, сделай так, как я тебе приказывала. Кабанов. Да как же я могу, маменька, вас ослушаться! Кабанова. Не очень-то нынче старших уважают. Варвара (про себя). Не уважишь тебя, как же! Кабанов. Я, кажется, маменька, из вашей воли ни на шаг. Кабанова. Поверила бы я тебе, мой друг, кабы своими глазами не видала да своими ушами не сдыхала, каково теперь стало почтение родителям от детей-то! Хоть бы то-то помнили, сколько матери болезней от детей переносят. Кабанов. Я, маменька... Кабанова. Если родительница что когда и обидное, по вашей гордости, скажет, так, я думаю, можно бы перенести! А, как ты думаешь? Кабанов. "Да когда же я, маменька, не переносил от вас? Кабанова. Мать стара, глупа; ну, а вы, молодые люди, умные, не должны с нас, дураков, и взыскивать. Кабанов (вздыхая, в сторону). Ах ты, господи. (Матери.) Да смеем ли мы, маменька, подумать! Кабанова. Ведь от любви родители и строги-то к вам бывают, от любви вас и бранят-то, все думают добру научить. Ну, а это нынче не нравится. И пойдут детки-то по людям славить, что мать ворчунья, что мать проходу не дает, со свету сживает. А сохрани господи, каким-нибудь словом снохе' не угодить, ну и пошел разговор, что свекровь2 заела совсем. Кабанов. Нешто, маменька, кто говорит про вас? Кабанова. Не слыхала, мой друг, не слыхала, лгать не хочу. Уж кабы я слышала, я бы с тобой, мой милый, тогда не так заговорила. (Вздыхает.) Ох, грех тяжкий! Вот долго ли согрешить-то! Разговор близкий сердцу пойдет, ну и согрешишь, рассердишься. Нет, мой друг, говори что хочешь про меня. Никому не закажешь говорить: в глаза не посмеют, так за глаза станут. Кабанов. Да отсохни язык... Кабанова. Полно, полно, не божись! Грех! Я уж давно вижу, что тебе жена милее матери. С тех пор как женился, я уж от тебя прежней любви не вижу. Кабанов. В чем же вы, маменька, это видите? Кабанова. Да во всем, мой друг! Мать чего глазами не увидит, так у нее сердце вещун', она сердцем может чувствовать. Аль жена тебя, что ли, отводит от меня, уж не знаю. Кабанов. Да нет, маменька! Что вы, помилуйте! Катерина. Для меня, маменька, все одно, что родная мать, что ты, да и Тихон тоже тебя любит. Кабанова. Ты бы, кажется, могла и помолчать, коли тебя не спрашивают. Не заступайся, матушка, не обижу небось! Ведь он мне тоже сын; ты этого не забывай! Что ты выскочила в глазах-то поюлить! Чтобы видели, что ли, как ты мужа любишь? Так знаем, знаем, в глазах-то ты это всем доказываешь. Варвара (про себя). Нашла место наставления читать. Катерина. Ты про меня, маменька, напрасно это говоришь. Что при людях, что без людей, я все одна, ничего я из себя не доказываю. Кабанова. Да я об тебе и говорить не хотела; а так, к слову пришлось. Катерина. Да хоть и к слову, за что ж ты меня обижаешь? Кабанова. Эка важная птица! Уж и обиделась сейчас. Катерина. Напраслину-то терпеть кому ж приятно! Кабанова. Знаю я, знаю, что вам не по нутру мои слова, да что ж делать-то, я вам не чужая, у меня об вас сердце болит. Я давно вижу, что вам воли хочется. Ну что ж, дождетесь, поживете и на воле, когда меня не будет. Вот уж тогда делайте что хотите, не будет над вами старших. А может, и меня вспомянете. Кабанов. Да мы об вас, маменька, денно и нощно бога молим, чтобы вам, маменька, бог дал здоровья и всякого благополучия и в делах успеху. Кабанова. Ну, полно, перестань, пожалуйста. Может быть, ты и любил мать, пока был холостой. До меня ли тебе: у тебя жена молодая. Кабанов. Одно другому не мешает-с: жена само по себе, а к родительнице я само по себе почтение имею. Кабанова. Так променяешь ты жену на мать? Ни в жизнь я этому не поверю. Кабанов. Да для чего ж мне менять-с? Я обеих люблю. Кабанова. Ну да, так и есть, размазывай! Уж я вижу, что я вам помеха. Кабанов. Думайте как хотите, на все есть ваша воля; только я не знаю, что я за несчастный такой человек на свет рожден, что не могу вам угодить ничем. Кабанова. Что ты сиротой-то прикидываешься? Что ты нюни-то распустил? Ну какой ты муж? Посмотри ты на себя! Станет ли тебя жена бояться после этого? Кабанов. Да зачем же ей бояться? С меня и того довольно, что она меня любит. Кабанова. Как зачем бояться! Как зачем бояться! Да ты рехнулся, что ли? Тебя не станет бояться, меня и подавно. Какой же это порядок-то в доме будет? Ведь ты, чай, с ней в законе живешь. Али, по-вашему, закон ничего не значит? Да уж коли ты такие дурацкие мысли в голове держишь, ты бы при ней-то, по крайней мере, не болтал да при сестре, при девке; ей тоже замуж идти: этак она твоей болтовни наслушается, так после муж-то нам спасибо скажет за науку. Видишь ты, какой еще ум-то у тебя, а ты еще хочешь своей волей жить. Кабанов. Да я, маменька, и не хочу своей волей жить. Где уж мне своей волей жить! Кабанова. Так, по-твоему, нужно все лаской с женой? Уж и не прикрикнуть на нее и не пригрозить? К а б а н о в. Да я, маменька... Кабанова (горячо). Хоть любовника заводи! А? И это, может быть, по-твоему, ничего? А? Ну, говори! Кабанов. Да, ей-богу, маменька... Кабанова (совершенно хладнокровно). Дурак! (Вздыхает.) Что с дураком и говорить! Только грех один! Молчание. Я домой иду. Кабанов. И мы сейчас, только раз-другой по бульвару пройдем. Кабанова. Ну, как хотите, только ты смотри, чтобы мне вас не дожидаться! Знаешь, я не люблю этого. Кабанов. Нет, маменька, сохрани меня господи! Кабанова. То-то же! (Уходит.)

    ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же, без Кабановой. Кабанов. Вот видишь ты, вот всегда мне за тебя достается от маменьки! Вот жизнь-то моя какая! Катерина. Чем же я-то виновата? Кабанов. Кто ж виноват, я уж не знаю, Варвара. Где тебе знать! Кабанов. То все приставала: "Женись да женись, я хоть бы поглядела на тебя на женатого". А теперь поедом ест, проходу не дает -- все за тебя. Варвара. Так нешто она виновата? Мать на нее нападает, и ты тоже. А еще говоришь, что любишь жену. Скучно мне глядеть-то на тебя! (Отворачивается.) Кабанов. Толкуй тут! Что ж мне делать-то? Варвара. Знай свое дело -- молчи, коли уж лучше ничего не умеешь. Что стоишь -- переминаешься? По глазам вижу, что у тебя и на уме-то. Кабанов. Ну, а что? Варвара. Известно, что. К Савелу Прокофьичу хочется, выпить с ним. Что, не так, что ли? Кабанов. Угадала, брат. Катерина. Ты, Тиша, скорей приходи, а то маменька опять браниться станет. Варвара. Ты проворней, в самом деле, а то знаешь ведь! Кабанов. Уж как не знать! Варвара. Нам тоже невелика охота из-за тебя брань-то принимать. Кабанов. Я мигом. Подождите! (Уходит.)

    ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Катерина и Варвара. Катерина. Так ты, Варя, жалеешь меня? Варвара (глядя в сторону). Разумеется, жалко. Катерина. Так ты, стало быть, любишь меня? (Крепко целует.) Варвара. За что ж мне тебя не любить-то.1' Катерина. Ну, спасибо тебе! Ты милая такая, я сама тебя люблю до смерти. Молчание. Знаешь, мне что в голову пришло? Варвара. Что? Катерина. Отчего люди не летают? Варвар а. Я не понимаю, что ты говоришь. Катерина. Я говорю, отчего люди не летают так, как птицы? Знаешь, мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь. Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела. Попробовать нешто теперь? (Хочет бежать.) Варвара. Что ты выдумываешь-то? Катерина (вздыхая). Какая я была резвая! Я у вас завяла совсем. Варвара. Ты думаешь, я не вижу? Катерина. Такая ли я была! Я жила, ни об чем не тужила, точно птичка на воле. Маменька во мне души не чаяла, наряжала меня, как куклу, работать не принуждала; что хочу, бывало, то и делаю. Знаешь, как я жила в девушках? Вот я тебе сейчас расскажу. Встану я, бывало, рано; коли летом, так схожу на ключок, умоюсь, принесу с собой водицы и все, все цветы в доме полью. У меня цветов было много-много. Потом пойдем с маменькой в церковь, все и странницы,--у нас полон дом был странниц; да богомолок. А придем из церкви, сядем за какую-нибудь работу, больше по бархату золотом, а странницы станут рассказывать: где они были, что видели, жития' разные, либо стихи поют2. Так до обеда время и пройдет. Тут старухи уснуть лягут, а я по саду гуляю. Потом к вечерне, а вечером опять рассказы да пение. Таково хорошо было! Варвара. Да ведь и у нас то же самое. Катерина. Да здесь все как будто из-под неволи. И до смерти я любила в церковь ходить! Точно, бывало, я в рай войду и не вижу никого, и время не помню, и не слышу, когда служба кончится. Точно как все это в одну секунду было. Маменька говорила, что все, бывало, смотрят на меня, что со мной делается. А знаешь: в солнечный день из купола такой светлый столб вниз идет, и в этом столбе ходит дым, точно облако, и вижу я, бывало, будто ангелы в этом столбе летают и поют. А то, бывало, девушка, ночью встану -- у нас тоже везде лампадки горели -- да где-нибудь в уголке и молюсь до утра. Или рано утром в сад уйду, еще только солнышко восходит, упаду на колена, молюсь и плачу, и сама не знаю, о чем молюсь и о чем плачу; так меня и найдут. И об чем я молилась тогда, чего просила, не знаю; ничего мне не надобно, всего у меня было довольно. А какие сны мне снились, Варенька, какие сны! Или храмы золотые, или сады какие-то необыкновенные, и все поют невидимые голоса, и кипарисом пахнет, и горы и деревья будто не такие, как обыкновенно, а как на образах пишутся. А то, будто я летаю, так и летаю по воздуху. И теперь иногда снится, да редко, да и не то. Варвара. А что же? Катерина (помолчав). Я умру скоро. Варвара. Полно, что ты! Катерина. Нет, я знаю, что умру. Ох, девушка, что-то со мной недоброе делается, чудо какое-то! Никогда со мной этого не было. Что-то во мне такое необыкновенное. Точно я снова жить начинаю, или... уж и не знаю. Варвара. Что же с тобой такое? Катерина (берет ее за руку). А вот что, Варя: быть греху какому-нибудь! Такой на меня страх, такой-то на меня страх! Точно я стою над пропастью и меня кто-то туда толкает, а удержаться мне не за что. (Хватается за голову рукой.) Варвара. Что с тобой? Здорова ли ты? Катерина. Здорова... Лучше бы я больна была, а то нехорошо. Лезет мне в голову мечта какая-то. И никуда я от нее не уйду. Думать стану -- мыслей никак не соберу, молиться -- не отмолюсь никак. Языком лепечу слова, а на уме совсем не то: точно мне лукавый в уши шепчет, да все про такие дела нехорошие. И то мне представляется, что мне самое себе совестно сделается. Что со мной? Перед бедой перед какой-нибудь это! Ночью, Варя, не спится мне, все мерещится шепот какой-то: кто-то так ласково говорит со мной, точно голубь воркует. Уж не снятся мне, Варя, как прежде, райские деревья да горы, а точно меня кто-то обнимает так горячо-горячо и ведет меня куда-то, и я иду за ним, иду... Варвара. Ну? Катерина. Да что же это я говорю тебе: ты девушка. Варвара (оглядываясь). Говори! Я хуже тебя. Катерина. Ну, что ж мне говорить? Стыдно мне. Варвара. Говори, нужды нет! Катерина. Сделается мне так душно, так душно дома, что бежала бы. И такая мысль придет на меня, что, кабы моя воля, каталась бы я теперь по Волге, на лодке, с песнями, либо на тройке на хорошей, обнявшись... Варвара. Только не с мужем. Кате р и на. А ты почем знаешь? Варвара. Еще бы не знать. Катерина. Ах, Варя, грех у меня на уме! Сколько я, бедная, плакала, чего уж я над собой не делала! Не уйти мне от этого греха. Никуда не уйти. Ведь это нехорошо, ведь это страшный грех, Варенька, что я другого люблю? Варвара. Что мне тебя судить! У меня свои грехи есть. Катерина. Что же мне делать! Сил моих не хватает. Куда мне деваться; я от тоски что-нибудь сделаю над собой! Варвара. Что ты! Что с тобой! Вот погоди, завтра братец уедет, подумаем; может быть, и видеться можно будет. Катерина. Нет, нет, не надо! Что ты! Что ты! Сохрани господи! Варвара. Чего ты испугалась? Катерина. Если я с ним хоть раз увижусь, я убегу из дому, я уж не пойду домой ни за что на свете. Варвара. А вот погоди, там увидим. Катерина. Нет, нет, и не говори мне, я и слушать не хоту. Варвара. А что за охота сохнуть-то! Хоть умирай с тоски, пожалеют, что ль, тебя! Как же, дожидайся. Так какая ж неволя себя мучить-то! Входит Барыня с палкой и два лакея в треугольных шляпах сзади.

    ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Те же и Барыня. Барыня. Что, красавицы? Что тут делаете? Молодцов поджидаете, кавалеров? Вам весело? Весело? Красота-то ваша вас радует? Вот красота-то куда ведет. (Показывает на Волгу.) Вот, вот, в самый омут. Варвара улыбается. Что смеетесь! Не радуйтесь! (Стучит палкой.) Все в огне гореть будете неугасимом. Все в смоле будете кипеть неутолимой. (Уходя.) Вон, вон куда красота-то ведет! (Уходит.)

    ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Катерина и Варвар а. Катерина. Ах, как она меня испугала! Я дрожу вся, точно она пророчит мне что-нибудь. Варвара. На свою бы тебе голову, старая карга!' Катерина. Что она сказала такое, а? Что она сказала? Варвара. Вздор все. Очень нужно слушать, что она городит. Она всем так пророчит. Всю жизнь смолоду-то грешила. Спроси-ка, что об ней порасскажут! Вот умирать-то и боится. Чего сама-то боится, тем и других пугает. Даже все мальчишки в городе от нее прячутся, грозит на них палкой да кричит (передразнивая): "Все гореть в огне будете!" Катерина (зажмурившись). Ах, ах, перестань! У меня сердце упало. Варвара. Есть чего бояться! Дура старая... Катерина. Боюсь, до смерти боюсь. Все она мне в глазах мерещится. Молчание. Варвара (оглядываясь). Что это братец нейдет, вон, никак, гроза заходит. Катерина (с ужасом). Гроза! Побежим домой! Поскорее! Варвара. Что ты, с ума, что ли, сошла? Как же ты без братца-то домой покажешься? Катерина. Нет, домой, домой! Бог с ним! Варвара. Да что ты уж очень боишься: еще далеко гроза-то. Катерина. А коли далеко, так, пожалуй, подождем немного; а право бы, лучше идти. Пойдем лучше! Варвара. Да ведь уж коли чему быть, так и дома не спрячешься. Катерина. Да все-таки лучше, все покойнее: дома-то я к образам да богу молиться! Варвара. Я и не знала, что ты так грозы боишься. Я вот не боюсь. Катерина. Как, девушка, не бояться! Всякий должен бояться. Не то страшно, что убьет тебя, а то, что смерть тебя вдруг застанет, как ты есть, со всеми твоими грехами, со всеми помыслами лукавыми. Мне умереть не страшно, а как я подумаю, что вот вдруг я явлюсь перед богом такая, какая я здесь с тобой, после этого разговору-то,-- вот что страшно. Что у меня на уме-то! Какой грех-то! Страшно вымолвить! Ах! Гром. Кабанов входит. Варвара. Вот братец идет. (Кабанову.) Беги скорей! Гром. Катерина. Ах! Скорей, скорей!

    * ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ *

Комната в доме Кабановых.

    ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Глаша (собирает платье в узлы) и Феклуша (входит). Ф е к л у ш а. Милая девушка, все-то ты за работой! Что делаешь, милая? Глаша. Хозяина в дорогу собираю. Феклуша. Аль едет куда свет наш? Глаша. Едет. Феклуша. Надолго, милая, едет? Глаша. Нет, ненадолго. Феклуша. Ну, скатертью ему дорога! А что, хозяйка-то станет выть' аль нет? Глаша. Уж не знаю, как тебе сказать. Феклуша. Да она у вас воет когда? Глаша. Не слыхать что-то. Феклуша. Уж больно я люблю, милая девушка, слушать, коли кто хорошо воет-то. Молчание. А вы, девушка, за убогой-то присматривайте, не стянула б чего. Глаша. Кто вас разберет, все вы друг на друга клеплете. Что вам ладно-то не живется? Уж у нас ли, кажется, вам, странным2, не житье, а вы все ссоритесь да перекоряетесь. Греха-то вы не боитесь. Феклуша. Нельзя, матушка, без греха: в миру живем. Вот что я тебе скажу, милая девушка: вас, простых людей, каждого один враг3 смущает, а к нам, к странным людям, к кому шесть, к кому двенадцать приставлено; вот и надобно их всех побороть. Трудно, милая девушка! Глаша. Отчего ж к вам так много? Феклуша. Это, матушка, враг-то из ненависти на нас, что жизнь такую праведную ведем. А я, милая девушка, не вздорная, за мной этого греха нет. Один грех за мной есть точно, я сама знаю, что есть. Сладко поесть люблю. Ну так что ж! По немощи моей господь посылает. Глаша. А ты, Феклуша, далеко ходила? Феклуша. Нет, милая. Я, по своей немощи, далеко не ходила; а слыхать -- много слыхала. Говорят, такие страны есть, милая девушка, где и царей-то нет православных, а салтаны землей правят. В одной земле сидит на троне салтан Махнут турецкий, а в другой -- салтан Махнут персидский; и суд творят они, милая девушка, надо всеми людьми, и, что ни судят они, все неправильно. И не могут онп, милая, ни одного дела рассудить праведно, такой уж им предел положен. У нас закон праведный, а у них, милая, неправедный; что по нашему зако-ну так выходит, а по-ихнему все напротив. И все судьи у них, в ихних странах, тоже все неправедные; так им, милая девушка, и в просьбах пишут: "Суди меня, судья неправедный!". А то есть еще земля, где все люди с песьими головами *, Глаша. Отчего же так -- с песьими? Феклуша. За неверность. Пойду я, милая девушка, по купечеству поброжу: не будет ли чего на бедность. Прощай покудова! Глаша. Прощай! Феклуша уходит. Вот еще какие земли есть! Каких-то, каких-то чудес на свете нет! А мы тут сидим, ничего не знаем. Еще хорошо, что добрые люди есть: нет-нет да и услышишь, что на белом свете делается; а то бы так дураками И померли. Входят Катерина и Варвара.

    ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Катерина и Варвара. Варвара (Глаше). Тащи узел-то в кибитку, лошади приехали. (Катерине.) Молоду тебя замуж-то отдали, погулять-то тебе в девках не пришлось: вот у тебя сердце-то и не уходилось еще. Глаша уходит. Катерина. И никогда не уходится. Варвара. Отчего ж? Катерина. Такая уж я зародилась, горячая! Я еще лет шести была, не больше, так что сделала! Обидели меня чем-то дома, а дело было к вечеру, уж темно; я выбежала на Волгу, 'Люди с песьими головам и.-- По народным сказаниям, изменники родины превращались в существа с собачьими головами. села в лодку, да и отпихнула ее от берега. На другое утро уж нашли, верст за десять! Варвара. Ну, а парни поглядывали на тебя? Катерина. Как не поглядывать! Варвара. Что же ты? Неужто не любила никого? Катерина. Нет, смеялась только. Варвара. А ведь ты, Катя, Тихона не любишь. Катерина. Нет, как не любить! Мне жалко его очень! Варвара. Нет, не любишь. Коли жалко, так не любишь. Да и не за что, надо правду сказать. И напрасно ты от меня скрываешься! Давно уж я заметила, что ты любишь другого человека. Катерина (с испугом). По чем же ты заметила? Варвара. Как ты смешно говоришь! Маленькая я, что ли! Вот тебе первая примета: как ты увидишь его, вся в лице переменишься. Катерина потупляет глаза. Да мало ли... Катерина (потупившись). Ну, кого же? Варвара. Да ведь ты сама знаешь, что называть-то? Катерина. Нет, назови. По имени назови! Варвара. Бориса Григорьича. Катерина. Ну да, его, Варенька, его! Только ты, Варенька, ради бога... Варвара. Ну, вот еще! Ты сама-то, смотри, не проговорись как-нибудь. Катерина. Обманывать-то я не умею, скрывать-то ничего не могу. Варвара. Ну, а ведь без этого нельзя; ты вспомни, где ты живешь! У нас ведь дом на том держится. И я не обманщица была, да выучилась, когда нужно стало. Я вчера гуляла, так его видела, говорила с ним. Катерина (после непродолжительного молчания, потупившись). Ну, так что ж? Варвара. Кланяться тебе приказал. Жаль, говорит, что видеться негде. Катерина (потупившись еще более). Где же видеться! Да и зачем... Варвара. Скучный такой. Катерина. Не говори мне про него, сделай милость, не говори! Я его и знать не хочу! Я буду мужа любить. Тиша, голубчик мой, ни на кого тебя не променяю! Я и думать-то не хотела, а ты меня смущаешь. Варвара. Да не думай, кто же тебя заставляет? Катерина. Не жалеешь ты меня ничего! Говоришь: не думай, а сама напоминаешь. Разве я хочу об нем думать? Да что делать, коли из головы нейдет. Об чем ни задумаю, а он так и стоит перед глазами. И хочу себя переломить, да не могу никак. Знаешь ли ты, меня нынче ночью опять враг смущал. Ведь я было из дому ушла. Варвара. Ты какая-то мудреная, бог с тобой! А по-моему: делай, что хочешь, только бы шито да крыто было. Катерина. Не хочу я так. Да и что хорошего! Уж я лучше буду терпеть, пока терпится. Варвара. А не стерпится, что ж ты сделаешь? Катерина. Что я сделаю? Варвара. Да, что ты сделаешь? Катерина. Что мне только захочется, то и сделаю. Варвара. Сделай, попробуй, так тебя здесь заедят. Катерина. Что мне! Я уйду, да и была такова. Варвара. Куда ты уйдешь? Ты мужняя жена. Катерина. Эх, Варя, не знаешь ты моего характеру! Конечно, не дай бог этому случиться! А уж коли очень мне здесь опостынет, так не удержат меня никакой силой. В окно выброшусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь! Молчание. Варвара. Знаешь что, Катя! Как Тихон уедет, так давай в саду спать, в беседке. Катерина. Ну зачем, Варя? Варвара. Да нешто не все равно? Катерина. Боюсь я в незнакомом-то месте ночевать, Варвара. Чего бояться-то! Глаша с нами будет. Катерина. Все как-то робко! Да я, пожалуй. Варвара. Я б тебя и не звала, да меня-то одну маменька не пустит, а мне нужно. Катерина (смотря на нее). Зачем же тебе нужно? Варвара (смеется). Будем там ворожить с тобой. Катерина. Шутишь, должно быть? Варвара. Известно, шучу; а то неужто в самом деле? Молчание. Катерина. Где ж это Тихон-то? Варвара. На что он тебе? К а т е р и н а. Нет, я так. Ведь скоро едет. Варвара. С маменькой сидят запершись. Точит она его теперь, как ржа железо. Катерина. За что же? Варвара. Ни за что, так, уму-разуму учит. Две недели вдороге будет, заглазное дело. Сама посуди! У нее сердце все изноет, что он на своей воле гуляет. Вот она ему теперь надает приказов, один другого грозней, да потом к образу m^Wri побожиться заставит, что все так точно он и сделает, как приказано. Катерина. И на воле-то он словно связанный. Варвара. Да, как же, связанный! Он как выедет, так запьет. Он теперь слушает, а сам думает, как бы ему вырваться-то поскорей. Входят Кабанова и Кабанов.

    ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, Кабанова и Кабанов. Кабанова. Ну, ты помнишь все, что я тебе сказала. Смотри ж, помни! На носу себе заруби! Кабанов. Помню, маменька. Кабанова. Ну, теперь все готово. Лошади приехали. Проститься тебе только, да и с богом. Кабанов. Да-с, маменька, пора. Кабанова. Ну! Кабанов. Чего изволите-с? Кабанова. Что ж ты стоишь, разве порядку не забыл? Приказывай жене-то, как жить без тебя. Катерина потупила глаза. К а б а н о в. Да она, чай, сама знает. Кабанова. Разговаривай еще! Ну, ну, приказывай. Чтоб и я слышала, что ты ей приказываешь! А потом приедешь спросишь, так ли все исполнила. Кабанов (становясь против Катерины). Слушайся маменьки, Катя! Кабанова. Скажи, чтоб не грубила свекрови, Кабанов. Не груби! Кабанова. Чтоб почитала свекровь, как родную мать! Кабанов. Почитай, Катя, маменьку, как родную мать. Кабанова. Чтоб сложа руки не сидела, как барыня. Кабанов. Работай что-нибудь без меня! Кабанова. Чтоб в окна глаз не пялила! Кабанов. Да, маменька, когда ж она... Кабанова. Ну, ну! Кабанов. В окна не гляди! Кабанова. Чтоб на молодых парней не заглядывалась без тебя. Кабанов. Да что ж это, маменька, ей-богу! Кабанова (строго). Ломаться-то нечего! Должен исполнять, что мать говорит. (С улыбкой.) Оно все лучше, как приказано-то. Кабанов (сконфузившись). Не заглядывайся на парней! Катерина строго взглядывает на него. Кабанова. Ну, теперь поговорите промежду себя, коли что нужно. Пойдем, Варвара! Уходят. ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ Кабанов и Катерина (стоит, как будто в оцепенении). Кабанов. Катя! Молчание. Катя, ты на меня не сердишься? Катерина (после непродолжительного молчания, качает головой). Нет! Кабанов. Да что ты такая? Ну, прости меня! Катерина (все в том же состоянии, покачав головой). Бог с тобой! (Закрыв лицо рукою.) Обидела она меня! Кабанов. Все к сердцу-то принимать, так в чахотку скоро попадешь. Что ее слушать-то! Ей ведь что-нибудь надо ж говорить! Ну и пущай она говорит, а ты мимо ушей пропущай, Ну, прощай, Катя! Катерина (кидаясь на шею мужу). Тиша, не уезжай! Ради бога, не уезжай! Голубчик, прошу я тебя! Кабанов. Нельзя, Катя. Коли маменька посылает, как же я не поеду! Катерина. Ну, бери меня с собой, бери! Кабанов (освобождаясь из ее объятий). Да нельзя. Катерина. Отчего же, Тиша, нельзя? Кабанов. Куда как весело с тобой ехать! Вы меня уж заездили здесь совсем! Я не чаю, как вырваться-то; а ты еще навязываешься со мной. Катерина. Да неужели же ты разлюбил меня? Кабанов. Да не разлюбил, а с этакой-то неволи от какой хочешь красавицы жены убежишь! Ты подумай то: какой ни на есть, я все-таки мужчина; всю жизнь вот этак жить, как ты видишь, так убежишь и от жены. Да как знаю я теперича, что недели две никакой грозы надо мной не будет, кандалов этих на ногах нет, так до жены ли мне? Катерина. Как же мне любить-то тебя, когда ты такие слова говоришь? Кабанов. Слова как слова! Какие же мне еще слова говорить! Кто тебя знает, чего ты боишься? Ведь ты не одна, ты с маменькой остаешься. Катерина. Не говори ты мне об ней, не тирань ты моего сердца! Ах, беда моя, беда! (Плачет.) Куда мне, бедной, деться? За кого мне ухватиться? Батюшки мои, погибаю я! Кабанов. Да полно ты! Катерина (подходит к мужу и прижимается к нему). Тиша, голубчик, кабы ты остался либо взял ты меня с собой, как бы я тебя любила, как бы я тебя голубила, моего милого! (Ласкает его.) Кабанов. Не разберу я тебя, Катя! То от тебя слова не добьешься, не то что ласки, а то так сама лезешь. Катерина. Тиша, на кого ты меня оставляешь! Быть беде без тебя! Быть беде! Кабанов. Ну, да ведь нельзя, так уж нечего делать. Катерина. Ну, так вот что! Возьми ты с меня какую-нибудь клятву страшную... Кабанов. Какую клятву? Катерина. Вот какую: чтобы не смела я без тебя ни под каким видом ни говорить ни с кем чужим, ни видеться, чтобы и думать я не смела ни о ком, кроме тебя. К а б а н о в. Да на что ж это? Катерина. Успокой ты мою душу, сделай такую милость для меня! Кабанов. Как можно за себя ручаться, мало ль что может в голову прийти. Катерина (Падая на колени). Чтоб не видать мне ни отца, ни матери! Умереть мне без покаяния, если я... Кабанов (поднимая ее). Что ты! Что ты! Какой грех-то! Я и слушать не хочу! Голос Кабановой: "Пора, Тихон!" Входят Кабанова, Варвара и Глаша.

    ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же, Кабанова, Варвара и Глаша." Кабанова. Ну, Тихон, пора. Поезжай с богом! (Садится.) Садитесь все! Все садятся. Молчание. Ну, прощай! (Встает, и все встают.) Кабанов (подходя к матери). Прощайте, маменька! Кабанова (жестом показывая в землю). В ноги, в ноги! Кабанов кланяется в ноги, потом целуется с матерью. Прощайся с женой! Кабанов. Прощай, Катя! Катерина кидается ему на шею. Кабанова. Что на шею-то виснешь, бесстыдница! Не с любовником прощаешься! Он тебе муж -- глава! Аль порядку не знаешь? В ноги кланяйся! Катерина кланяется в ноги. Кабанов. Прощай, сестрица! (Целуется с Варварой.) Прощай, Глаша! (Целуется с Глашей.) Прощайте, маменька! (Кланяется.) Кабанова. Прощай! Дальние проводы -- лишние слезы. Кабанов уходит, за ним Катерина, Варвара и Глаша.

    ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Кабанова (одна). Молодость-то что значит! Смешно смотреть-то даже на них! Кабы не свои, насмеялась бы досыта: ничего-то не знают, никакого порядка. Проститься-то путем не умеют. Хорошо еще, у кого в доме старшие есть, ими дом-то и держится, пока живы. А ведь тоже, глупые, на свою волю хотят; а выйдут на волю-то, так и путаются на покор да смех добрым людям. Конечно, кто и пожалеет, а больше все смеются. Да не смеяться-то нельзя: гостей позовут, посадить не умеют, да еще, гляди, позабудут кого из родных. Смех, да и только! Так-то вот старина-то и выводится. В другой дом и взойти-то не хочется. А и взойдешь-то, так плюнешь, да вон скорее. Что будет, как старики перемрут, как будет свет стоять, уж и не знаю. Ну, да уж хоть то хорошо, что не увижу ничего. Входят Катерина и Варвара.

    ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Кабанова, Катерина и Варвара. Кабанова. Ты вот похвалялась, что мужа очень любишь; вижу я теперь твою любовь-то. Другая хорошая жена, проводивши мужа-то, часа полтора воет, лежит на крыльце; а тебе, видно, ничего. Катерина. Не к чему! Да и не умею. Что народ-то смешить! Кабанова. Хитрость-то невеликая. Кабы любила, так бы выучилась. Коли порядком не умеешь, ты хоть бы пример-то этот сделала; все-таки пристойнее; а то, видно, на словах только. Ну, я богу молиться пойду, не мешайте мне. Варвара. Я со двора пойду. Кабанова (ласково). А мне что! Поди! Гуляй, пока твоя пора придет. Еще насидишься! Уходят Кабанова и Варвара.

    ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

Катерина (одна, задумчиво). Ну, теперь тишина у вас в доме воцарится. Ах, какая скука! Хоть бы доти чьи-нибудь! Эко горе! Деток-то у меня нет: все бы я и сидела с ними да забавляла их. Люблю очень с детьми разговаривать -- ангелы ведь это. (Молчание.) Кабы я маленькая умерла, лучше бы было. Глядела бы я с неба на землю да радовалась всему. А то полетела бы невидимо, куда захотела. Вылетела бы в поле и летала бы с василька на василек по ветру, как бабочка. (Задумывается.) А вот что сделаю: я начну работу какую-нибудь по обещанию; пойду в гостиный двор', куплю холста, да и буду шить белье, а потом раздам бедным. Они за меня богу помолят. Вот и засядем шить с Варварой и не увидим, как время пройдет; а тут Тиша приедет. Входит Варвара.

    ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Катерина и Варвара. Варвара (покрывает голову платком перед зеркалом). Я теперь гулять пойду; а ужо нам Глаша постелет постели в саду, маменька позволила. В саду, за малиной, есть калитка, ' Гостиный двор-- специально выстроенное помещение, расположенное рядами, где гости (как в старину называли приезжих -- первоначально иностранных -- купцов) вели торговлю. ее маменька запирает на замок, а ключ прячет. Я его унесла, а ей подложила другой, чтоб не заметила. На вот, может быть, понадобится. (Подает ключ.) Если увижу, так скажу, чтоб приходил к калитке. Катерина (с испугом отталкивая ключ). На что! На что! Не надо, не надо! Варвара. Тебе не надо, мне понадобится; возьми, не укусит он тебя. Катерина. Да что ты затеяла-то, греховодница! Можно ли это! Подумала ль ты! Что ты! Что ты! Варвара. Ну, я много разговаривать не люблю, да и некогда мне. Мне гулять пора. (Уходит.)

    ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

Катерина (одна, держа ключ в руках). Что она это делает-то? Что она только придумывает? Ах, сумасшедшая, право сумасшедшая! Вот погибель-то! Вот она! Бросить его, бросить далеко, в реку кинуть, чтоб не нашли никогда. Он руки-то жжет, точно уголь. (Подумав.) Вот так-то и гибнет наша сестра-то. В неволе-то кому весело! Мало ли что в голову-то придет. Вышел случай, другая и рада: так очертя голову и кинется. А как же это можно, не подумавши, не рассудивши-то! Долго ли в беду попасть! А там и плачься всю жизнь, мучайся; неволя-то еще горчее покажется. (Молчание.) А горька неволя, ох, как горька! Кто от нее не плачет! А пуще всех мы, бабы. Вот хоть я теперь! Живу, маюсь, просвету себе не вижу. Да и не увижу, знать! Что дальше, то хуже. А теперь еще этот грех-то на меня. (Задумывается.) Кабы не свекровь!.. Сокрушила она меня... от нее мне и дом-то опостылел; стены-то даже противны, (Задумчиво смотрит на ключ.) Бросить его? Разумеется, надо бросить. И как он ко мне в руки попал? На соблазн, на пагубу мою. (Прислушивается.) Ах, кто-то идет. Так сердце и упало. (Прячет ключ в карман.) Нет!.. Никого! Что я так испугалась! И ключ спрятала... Ну, уж, знать, там ему и быть! Видно, сама судьба того хочет! Да какой же в этом грех, если я взгляну на него раз, хоть издали-то! Да хоть и поговорю-то, так все не беда! А как же я мужу-то!.. Да ведь он сам не захотел. Да, может, такого и случая-то еще во всю жизнь не выдет. Тогда и плачься на себя: был случай, да не умела пользоваться. Да что я говорю-то, что я себя обманываю? Мне хоть умереть, да увидеть его. Перед кем я притворяюсь-то!.. Бросить ключ! Нет, ни за что на свете! Он мой теперь... Будь что будет, а я Бориса увижу! Ах, кабы ночь поскорее!..

    * ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ *

    СЦЕНА ПЕРВАЯ

Улица. Ворота дома Кабановых, перед воротами скамейка.

    ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Кабанова и Феклуша (сидят на скамейке). Ф е к л у ш а. Последние времена, матушка Марфа Игнатьевна, последние, по всем приметам последние. Еще у вас в городе рай и тишина, а по другим городам так просто содом', матушка: шум, беготня, езда беспрестанная! Народ-то так и снует, один туда, другой сюда. Кабанова. Некуда нам торопиться-то, милая, мы и живем не спеша. Феклуша. Нет, матушка, оттого у вас тишина в городе, что многие люди, вот хоть бы вас взять, добродетелями, как цветами, украшаются: оттого все и делается прохладно и благочинно. Ведь эта беготня-то, матушка, что значит? Ведь это суета! Вот хоть бы в Москве: бегает народ взад и вперед, неизвестно зачем. Вот она суета-то и есть. Суетный народ, матушка Марфа Игнатьевна, вот он и бегает. Ему представляется-то, что он за делом бежит; торопится, бедный, людей не узнает; ему мерещится, что его манит некто, а придет на место-то, ан пусто, нет ничего, мечта одна. И пойдет в тоске. А другому мерещится, что будто он догоняет кого-то знакомого. Со стороны-то свежий человек сейчас видит, что никого нет; а тому-то все кажется от суеты, что он догоняет. Суета-то, ведь она вроде туману бывает. Вот у вас в этакой прекрасный вечер редко кто и за ворота-то выйдет посидеть; а в Москве-то теперь гульбища да игрища, а по улицам-то индо грохот идет, стон стоит. Да чего, матушка Марфа Игнатьевна, огненного змия2 стали запрягать: все, видишь, для ради скорости. Кабанова. Слышала я, милая. Феклуша. А я, матушка, так своими глазами видела; wi-нечно, другие от суеты не видят ничего, так он им машиной показывается, они машиной и называют, а я видела, как он ' С о д о м -- по библейскому мифу, город, уничтоженный богом за грехи его жителей; в переносном смысле содом -- беспутство, беспорядок, суматоха. 'Огненный змий-- крылатое мифическое чудовище, изрыгавшее во время полета пламя. Феклуша огненным змием называет поезд железной дороги. лапами-то вот так (растопыривает пальцы) делает. Ну, и стон, которые люди хорошей жизни, так слышат. Кабанова. Назвать-то всячески можно, пожалуй, хоть машиной назови; народ-то глуп, будет всему верить. А меня хоть ты золотом осыпь, так я не поеду. Феклуша. Что за крайности, матушка! Сохрани господи от такой напасти! А вот еще, матушка Марфа Игнатьевна, было мне в Москве видение некоторое. Иду я рано поутру, еще чуть брезжится, и вижу, на высоком-превысоком доме, на крыше, стоит кто-то, лицом черен '. Уж сами понимаете кто. И делает он руками, как будто сыплет что, а ничего не сыпется. Тут я догадалась, что это он плевелы2 сыплет, а народ днем в суете-'то своей невидимо и подберет. Оттого-то они так и бегают, оттого и женщины-то у них все такие худые, тела-то никак не нагуляют, да как будто они что потеряли либо чего ищут: в лице печаль, даже жалко. Кабанова. Все может быть, моя милая! В наши времена чего дивиться! Феклуша. Тяжелые времена, матушка Марфа Игнатьевна, тяжелые. Уж и время-то стало в умаление приходить. Кабанова. Как так, милая, в умаление? Феклуша. Конечно, не мы, где нам заметить в суете-то! А вот умные люди замечают, что у нас и время-то короче становится. Бывало, лето и зима-то тянутся-тянутся, не дождешься, когда кончатся; а нынче и не увидишь, как пролетят. Дни-то и часы все те же как будто остались, а время-то, за наши грехи, все короче и короче делается. Вот что умные-то люди говорят. Кабанова. И хуже этого, милая, будет. Феклуша. Нам-то бы только не дожить до этого, Кабанова. Может, и доживем. Входит Дикой.

    ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Дикой. Кабанова. Что это ты, кум, бродишь так поздно? Дикой. А кто ж мне запретит! Кабанова. Кто запретит! Кому нужно! ' Стоит кто-то, лицом черен.-- Фекдуша принимает трубочиста за "нечистого", дьявола. 2 Плевелы -- сорная трава, растущая в хлебах: по религиозным сказаниям, плевелы сеял дьявол, то есть разбрасывал среди людей разные соблазны, грехи, преступления и т. д. Дикой. Ну, и, значит, нечего разговаривать. Что я, под началом, что ль, у кого? Ты еще что тут! Какого еще тут черта водяного!.. Кабанова. Ну, ты не очень горло-то распускай! Ты найди подешевле меня! А я тебе дорога! Ступай своей дорогой, куда шел. Пойдем, Феклуша, домой. (Встает.) Дикой. Постой, кума, постой! Не сердись. Еще успеешь дома-то быть: дом-от твой не за горами. Вот он! Кабанова. Коли ты за делом, так не ори, а говори толком. Дикой. Никакого дела нет, а я хмелен, вот что. Кабанова. Что ж, ты мне теперь хвалить тебя прикажешь за это? Дикой. Ни хвалить, ни бранить. А, значит, я хмелен. Ну, и кончено дело. Пока не просплюсь, уж этого дела поправить нельзя. Кабанова. Так ступай, спи! Дикой. Куда ж это я пойду? Кабанова. Домой. А то куда же! Д и к о и. А коли я не хочу домой-то? Кабанова. Отчего же это, позволь тебя спросить? Дикой. А потому, что у меня там война идет. Кабанова. Да кому ж там воевать-то? Ведь ты один только там воин-то и есть. Дикой. Ну так что ж, что я воин? Ну что ж из этого? Кабанова. Что? Ничего. А и честь-то не велика, потому что воюешь-то ты всю жизнь с бабами. Вот что. Дико и. Ну, значит, они и должны мне покоряться. А то я, что ли, покоряться стану! Кабанова. Уж немало я дивлюсь на тебя: столько у тебя народу в доме, а на тебя на одного угодить не могут. Дико и. Вот поди ж ты! Кабанова. Ну, что ж тебе нужно от меня? Дикой. А вот что: разговори меня, чтобы у меня сердце прошло. Ты только одна во всем городе умеешь меня разговорить. Кабанова. Поди, Феклушка, вели приготовить закусить что-нибудь. Феклуша уходит. Пойдем в покои! Дикой. Нет, я в покои не пойду, в покоях я хуже. Кабанова. Чем же тебя рассердили-то? Дикой. Еще с утра с самого. Кабанова. Должно быть, денег просили. Дикой. Точно сговорились, проклятые; то тот, то другой целый день пристают. Кабанова. Должно быть, надо, коли пристают. Дикой. Понимаю я это; да что ж ты мне прикажешь с собой делать, когда у меня сердце такое! Ведь уж знаю, что надо отдать, а все добром не могу. Друг ты мне, и я тебе должен отдать, а приди ты у меня просить -- обругаю. Я отдам, отдам, а обругаю. Потому, только заикнись мне о деньгах, у меня всю нутренную разжигать станет; всю нутренную вот разжигает, да и только; ну, и в те поры ни за что обругаю человека. Кабанова. Нет над тобой старших, вот ты и куражишься. Дикой. Нет, ты, кума, молчи! Ты слушай! Вот какие со мной истории бывали. О посту как-то о великом я говел, а тут нелегкая и подсунь мужичонка: за деньгами пришел, дрова возил. И принесло ж его на грех-то в такое время! Согрешил-таки: изругал, так изругал, что лучше требовать нельзя, чуть не прибил. Вот оно, какое сердце-то у меня! После прощенья просил, в ноги кланялся, право так. Истинно тебе говорю, мужику в ноги кланялся. Вот до чего меня сердце доводит: тут на дворе, в грязи, ему и кланялся; при всех ему кланялся. Кабанова. А зачем ты нарочно-то себя в сердце приводишь? Это, кум, нехорошо. Дикой. Как так нарочно? Кабанова. Я видала, я знаю. Ты, коли видишь, что просить у тебя чего-нибудь хотят, ты возьмешь да нарочно из своих на кого-нибудь и накинешься, чтобы рассердиться; потому что ты знаешь, что к тебе сердитому никто уж не пойдет. Вот что, кум! Дикой. Ну, что ж такое? Кому своего добра не жалко! Глаша входит. Г л а ш а. Марфа Игнатьевна, закусить поставлено, пожалуйте! Кабанова. Что ж, кум, зайди. Закуси, чем бог послал. Дикой. Пожалуй. Кабанова. Милости просим! (Пропускает вперед Дикого и уходит за ним.) Глаша, сложа руки, стоит у ворот. Глаша. Никак. Борис Григорьич идет. Уж не за дядей ли? Аль так гуляет? Должно, так гуляет. Входит Борис.

    ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Глаша, Борис, потом К у л и г и н. Б о р и с. Не у вас ли дядя? Глаша. У нас. Тебе нужно, что ль, его? Борис. Послали из дому узнать, где он. А коли у вас, так пусть сидит: кому его нужно. Дома-то рады-радехоньки, что ушел. Глаша. Нашей бы хозяйке за ним быть, она б его скоро прекратила. Что ж я, дура, стою-то с тобой! Прощай. (Уходит.) Борис. Ах ты, господи! Хоть бы одним глазком взглянуть на нее! В дом войти нельзя: здесь незваные не ходят. Вот жизнь-то! Живем в одном городе, почти рядом, а увидишься раз в неделю, и то в церкви либо на дороге, вот и все! Здесь что вышла замуж, что схоронили -- все равно. Молчание. Уж совсем бы мне ее не видать: легче бы было! А то видишь урывками, да еще при людях; во сто глаз на тебя смотрят. Только сердце надрывается. Да и с собой-то не сладишь никак. Пойдешь гулять, а очутишься всегда здесь у ворот. И зачем я хожу сюда? Видеть ее никогда нельзя, а еще, пожалуй, разговор какой выйдет, ее-то в беду введешь. Ну, попал я в городок! Идет ему навстречу Кулиги и. К у л и г и н. Что, сударь? Гулять изволите? Борис. Да, гуляю себе, погода очень хороша нынче. К у л и г и н. Очень хорошо, сударь, гулять теперь. Тишина, воздух отличный, из-за Волги с лугов цветами пахнет, небо чистое... Открылась бездна, звезд полна, Звездам числа нет, бездне -- дна '. Пойдемте, сударь, на бульвар, ни души там нет. Борис. Пойдемте! Кулигин. Вот какой, сударь, у нас городишко! Бульвар сделали, а не гуляют. Гуляют только по праздникам, и то один вид делают, что гуляют, а сами ходят туда наряды показывать. Только пьяного приказного2 и встретишь, из трактира домой плетется. Бедным гулять, сударь, некогда, у них день и ночь работа. И спят-то всего часа три в сутки. А богатые-то что делают? Ну, что бы, кажется, им не гулять, не дышать свежим воздухом? Так пет. У всех давно ворота, сударь, заперты, и собаки спущены... Вы думаете, они дело делают либо богу молятся? Нет, сударь. И не от воров они запираются, а чтоб люди не видали, как они своих домашних едят поедом да семью тиранят. И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслышимых! Да что вам говорить, сударь! По себе можете судить. И что, сударь, за этими замками разврату темного да пьянства! PI все шито да крыто -- никто ничего не видит и не знает, видит только один бог! Ты, говорит, смотри, в людях меня да на улице, а до семьи моей тебе дела нет; на это, говорит, у меня есть замки, да запоры, да собаки злые. Семья, говорит, дело тайное, секретное! Знаем мы эти секреты-то! От этих секретов-то, сударь, ему только одному весело, а остальные волком воют. Да и что за секрет? Кто его не знает! Ограбить сирот, родственников, племянников, заколотить домашних так, чтобы ни об чем, что он там творит, пискнуть не смели. Вот и весь секрет. Ну, да бог с ними! А знаете, сударь, кто у нас гуляет? Молодые парни да девушки. Так эти у сна воруют часок-другой, ну и гуляют парочками. Да вот пара! Показываются Кудряш и Варвара. Целуются. Борис. Целуются. К у л и г и н. Это у пас нужды нет. Кудряш уходит, а Варвара подходит к своим воротам и манит Бориса. Он подходит.

    ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Борис, Кулнгин и Варвара. Кулигин. Я, сударь, на бульвар пойду. Что вам мешать-то? Там и подожду. Борис. Хорошо, я сейчас приду. К у л и г и н уходит. Варвара (закрываясь платком). Знаешь овраг за Кабановым садом? Борис. Знаю. Варвара. Приходи туда ужо попозже. Борис. Зачем? Варвара. Какой ты глупый! Приходи: там увидишь, зачем. Ну, ступай скорей, тебя дожидаются. Борис уходит. Не узнал ведь! Пущай теперь подумает. А ужотко я знаю, что Катерина не утерпит, выскочит. (Уходит в ворота.)

    СЦЕНА ВТОРАЯ

Ночь. Овраг, покрытый кустами; наверху --забор сада Кабановых и калитка; сверху -- тропинка.

    ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Кудряш (входит с гитарой). Нет никого. Что ж это она там! Ну, посидим да подождем. (Садится на камень.) Да со скуки песенку споем. (Поет.) Как донской-то казак, казак вел коня поить, Добрый молодец, уж он у ворот стоит. У ворот стоит, сам он думу думает, Думу думает, как будет жену губить. Как жена-то, жена мужу возмолилася, Во скоры-то ноги ему поклонилася: "Уж ты, батюшка, ты ли, мил сердечный друг! Ты не бей, не губи ты меня со вечера! Ты убей, загуби меня со полуночи! Дай уснуть моим малым детушкам, Малым детушкам, всем ближним соседушкам". Входит Борис.

    ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Кудряш и Борис. Кудряш (перестает петь). Ишь ты! Смирен, смирен, а тоже в разгул пошел. Борис. Кудряш, это ты? Кудряш. Я, Борис Григорьич! Борис. Зачем это ты здесь? Кудряш. Я-то? Стало быть, мне нужно, Борис Григорьич, коли я здесь. Без надобности б не пошел. Вас куда бог несет? Борис (оглядывает местность). Вот что, Кудряш: мне бы нужно здесь остаться, а тебе ведь, я думаю, все равно, ты можешь идти и в другое место. Кудряш. Нет, Борис Григорьич, вы, я вижу, здесь еще в первый раз, а у меня уж тут место насиженное и дорожка-то мной протоптана. Я вас люблю, сударь, и на всякую вам услугу готов; а на этой дорожке вы со мной ночью не встречайтесь, чтобы, сохрани господи, греха какого не вышло. Уговор лучше денег. Борис. Что с тобой, Ваня? Кудряш. Да что: Ваня! Я знаю, что я Ваня. А вы идите своей дорогой, вот и все. Заведи себе сам, да и гуляй себе с ней, и никому до тебя дела пет. А чужих не трогай! У нас так не водится, а то парни ноги переломают. Я за свою... Да я и не знаю, что сделаю! Горло перерву. Борис. Напрасно ты сердишься; у меня и на уме-то нет отбивать у тебя. Я бы и не пришел сюда, кабы мне не велели. Кудряш. Кто ж велел? Борис. Я не разобрал, темно было. Девушка какая-то остановила меня на улице и сказала, чтобы я именно сюда пришел, сзади сада Кабановых, где тропинка. Кудряш. Кто ж бы это такая? Борис. Послушай, Кудряш. Можно с тобой поговорить по душе, ты не разболтаешь? Кудряш. Говорите, не бойтесь! У меня все одно, что умерло. Борис. Я здесь ничего не знаю, ни порядков ваших, ни обычаев; а дело-то такое... Кудряш. Полюбили, что ль, кого? Борис. Да, Кудряш. Кудряш. Ну что ж, это ничего. У нас насчет этого слободно. Девки гуляют себе как хотят, отцу с матерью и дела нет. Только бабы взаперти сидят. Борис. То-то и горе мое. Кудряш. Так неужто ж замужнюю полюбили? Борис. Замужнюю, Кудряш. Кудряш. Эх, Борис Григорьич, бросить надоть! Борис. Легко сказать -- бросить! Тебе это, может быть, все равно; ты одну бросишь, а другую найдешь. А я не могу этого! Уж я коли полюбил... Кудряш. Ведь это, значит, вы ее совсем загубить хотите, Борис Григорьич! Борис. Сохрани, господи! Сохрани меня, господи! Нет, Кудряш, как можно. Захочу ли я ее погубить! Мне только бы видеть ее где-нибудь, мне больше ничего не надо. Кудряш. Как, сударь, за себя поручиться! А ведь здесь какой народ! Сами знаете. Съедят, в гроб вколотят. Бори с. Ах, не говори этого, Кудряш, пожалуйста, не пугай ты меня! Кудряш. А она-то вас любит? Борис. Не знаю. К у д р я ш. Да вы видались когда аль нет? Борис. Я один раз только и был у них с дядей. А то в церкви вижу, на бульваре встречаемся. Ах, Кудряш, как она молится, кабы ты посмотрел! Какая у ней на лице улыбка ангельская, а от лица-то будто светится. Кудряш. Так это молодая Кабанова, что ль? Борис. Она, Кудряш. Кудряш. Да! Так вот оно что! Ну, честь имеем проздравить! Борис. С чем? Кудряш. Да как же! Значит, у вас дело на лад идет, коли сюда приходить велели. Борис. Так неужто она велела? Кудряш. А то кто же? Борис. Нет, ты шутишь! Этого быть не может. (Хватается за голову.) Кудряш. Что с вами? Б о р и с. Я с ума сойду от радости. Кудряш. Бота! Есть от чего с ума сходить! Только вы смотрите -- себе хлопот не наделайте, да и ее-то в беду не введите! Положим, хоть у нее муж и дурак, да свекровь-то больно люта. Варвара выходит из калитки.

    ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и Варвара, потом Катерина. Варвара (у калитки поет). За рекою, за быстрою, мой Ваня гуляет, Там мой Ванюшка гуляет... Кудряш (продолжает). Товар закупает. (Свищет.) Варвара (сходит по тропинке и, закрыв лицо платком, подходит к Борису). Ты, парень, подожди. Дождешься чего-нибудь. (Кудряшу.) Пойдем на Волгу. Кудряш. Ты что ж так долго? Ждать вас еще! Знаешь, что не люблю! Варвара обнимает его одной рукой и уходит. Борис. Точно я сон какой вижу! Эта ночь, песни, свиданья! Ходят обнявшись. Это так ново для меня, так хорошо, так весело! Вот и я жду чего-то! А чего жду--и не знаю, и вообразить не могу; только бьется сердце да дрожит каждая жилка. Не могу даже и придумать теперь, что сказать-то ей, дух захватывает, подгибаются колени! Вот когда у меня сердце глупое раскипится вдруг, ничем не унять. Вот идет. Катерина тихо сходит по тропинке, покрытая большим белым платком, потупив глаза в землю. Это вы, Катерина Петровна? Молчание. Уж как мне благодарить вас, я и не знаю. Молчание. Кабы вы знали, Катерина Петровна, как я люблю вас! (Хочет взять ее за руку.) Катерина (с испугом, но не поднимая глаз). Не трогай, не трогай меня! Ах, ах! Борис. Не сердитесь! Катерина. Поди от меня! Поди прочь, окаянный человек! Ты знаешь ли: ведь мне не замолить этого греха, не замолить никогда! Ведь он камнем ляжет на душу, камнем. Борис. Не гоните меня! Катерина. Зачем ты пришел? Зачем ты пришел, погубитель мой? Ведь я замужем, ведь мне с мужем жить до гробовой доски! Борис. Вы сами велели мне прийти... Катерина. Да пойми ты меня, враг ты мой: ведь до гробовой доски! Борис. Лучше б мне не видеть вас! Катерина (с волнением). Ведь что я себе готовлю? Где мне место-то, знаешь ли? Борис. Успокойтесь! (Берет ев за руку.) Сядьте! Катерина. Зачем ты моей погибели хочешь? Борис. Как же я могу хотеть вашей погибели, когда люблю вас больше всего на свете, больше самого себя! Катерина. Нет, нет! Ты меня загубил! Борис. Разве я злодей какой? Катерина (качая головой). Загубил, загубил, загубил! Борис. Сохрани меня бог! Пусть лучше я сам погибну! Катерина. Ну, как же ты не загубил меня, коли я, бросивши дом, ночью иду к тебе. Борис. Ваша воля была на то. Катерина. Нет у меня воли. Кабы была у меня своя воля, не пошла бы я к тебе. (Поднимает глаза и смотрит на Бориса.) Небольшое молчание. Твоя теперь воля надо мной, разве ты не видишь! (Кидается к нему на шею.) Борис (обнимает Катерину). Жизнь моя! Катерина. Знаешь что? Теперь мне умереть вдруг захотелось! Борис. Зачем умирать, коли нам жить так хорошо? Катерина. Нет, мне не жить! Уж я знаю, что не жить. Борис. Не говори, пожалуйста, таких слов, не печаль меня... Катерина. Да, тебе хорошо, ты вольный казак, а я!.. Борис. Никто и не узнает про нашу любовь. Неужели же я тебя не пожалею! Катерина. Э! Что меня жалеть, никто не виноват, -- сама на то пошла. Не жалей, губи меня1 Пусть все знают, пусть все видят, что я делаю! (Обнимает Бориса.) Коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда? Говорят, даже легче бывает, когда за какой-нибудь грех здесь, на земле, натерпишься. Борис. Ну, что об этом думать, благо нам теперь-то хорошо! Катерина. И то! Надуматься-то да наплакаться-то еще успею на досуге. Борис. А я было испугался; я думал, ты меня прогонишь. Катерина (улыбаясь). Прогнать! Где уж! С нашим ли сердцем! Кабы ты не пришел, так я, кажется, сама бы к тебе пришла. Борис. Я и не знал, что ты меня любишь. Катерина. Давно люблю. Словно на грех ты к нам приехал. Как увидела тебя, так уж не своя стала. С первого же раза, кажется, кабы ты поманил меня, я бы и пошла за тобой; иди ты хоть на край света, я бы все шла за тобой и не оглянулась бы. Борис. Надолго ли муж-то уехал? Катерина. На две недели. Борис. О, так мы погуляем! Время-то довольно. Катерина. Погуляем. А там... (задумывается) как запрут на замок, вот смерть! А не запрут на замок, так уж найду случай повидаться с тобой! Входят Кудряш и Варвара.

    ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же, Кудряш и Варвара. Варвара. Ну что, сладили? Катерина прячет лицо у Бориса на груди. Борис. Сладили. Варвара. Пошли бы, погуляли, а мы подождем. Когда нужно будет, Ваня крикнет. Борис и Катерина уходят. Кудряш и Варвара садятся на камень. Кудряш. А это вы важную штуку придумали, в садовую калитку лазить. Оно для нашего брата оченно способна. Варвара. Все я. Кудряш. Уж тебя взять на это. А мать-то не хватится? Варвара. Э! Куда ей! Ей и в лоб-то не влетит. Кудряш. А ну, на грех? Варвара. У нее первый сон крепок; вот к утру, так просыпается. Кудряш. Да ведь как знать! Вдруг ее нелегкая поднимет. Варвара. Ну так что ж! У нас калитка-то, которая со двора, изнутри заперта, из саду; постучит, постучит, да так и пойдет. А поутру мы скажем, что крепко спали, не слыхали. Да и Глаша стережет; чуть что, она сейчас голос подаст. Без опаски нельзя! Как же можно! Того гляди, в беду попадешь. Кудряш берет несколько аккордов на гитаре. Варвара прилегает к плечу Кудряша, который, не обращая внимания, тихо играет. Варвара (зевая). Как бы то узнать, который час? Кудряш. Первый. Варвара. Почем ты знаешь? Кудряш. Сторож в доску бил. Варвара (зевая). Пора. Покричи-ка. Завтра мы пораньше выйдем, так побольше погуляем. Кудряш (свищет и громко запевает). Все домой, все домой, А я домой не хочу. Борис (за сценой). Слышу! Варвара (встает). Ну, прощай. (Зевает, потом целует холодно, как давно знакового.) Завтра, смотрите, приходите пораньше! (Смотрит в ту сторону, куда пошли Борис и Катерина.) Будет вам прощаться-то, не навек расстаетесь, завтра увидитесь. (Зевает и потягивается.) Вбегает Катерина, а за ней Борис.

    ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Кудряш, Варвара, Борис и Катерина. Катерина (Варваре). Ну, пойдем, пойдем! (Всходят по тропинке. Катерина оборачивается.) Прощай. Борис. До завтра! Катерина. Да, до завтра! Что во сне увидишь, скажи! (Подходит к калитке.) Борис. Непременно. Кудряш (поет под гитару). Гуляй, млада, до поры, До вечерней до зари! Ай лели, до поры, До вечерней до зари. Варвара (у калитки). А я, млада, до поры, До утренней до зари, Ай лели, до поры, До утренней до зари! Уходят. Кудряш. Как зорюшка занялась, А я домой поднялась... и т. д.

    * ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ *

На первом плане узкая галерея со сводами старинной, начинающей разрушаться постройки; кой-где трава и кусты за арками -- берег и вид на Волгу.

    ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Несколько гуляющих обоего пола проходят за арками. 1-й. Дождь накрапывает, как бы гроза не собралась? 2-й. Гляди, сберется. 1-й. Еще хорошо, что есть где схорониться. Входят все под своды. Я? е н щ и н а. А что народу-то гуляет на бульваре! День праздничный, все повышли. Купчихи такие разряженные. 1 - и. Попрячутся куда-нибудь. 2-й. Гляди, что теперь народу сюда набьется! 1-й (осматривая стены). А ведь тут, братец ты мой, когда-нибудь, значит, расписано было. И теперь еще местами означает. 2-й. Ну да, как же! Само собой, что расписано было. Теперь, ишь ты, все впусте оставлено', развалилось, заросло. После пожара так и не поправляли. Да ты и пожару-то этого не помнишь, этому лет сорок будет. 1-й. Что бы это такое, братец ты мой, тут нарисовано было? Довольно затруднительно это понимать. 2-й. Это геенна2 огненная. 1 -и. Так, братец ты мой! 2 - и. И едут туда всякого звания люди. 1-й. Так, так, понял теперь. 2-й. И всякого чину. 1-й. И арапы? 2 - и. И арапы. 1 - и. А это, братец ты мой, что такое? 2-й. А это литовское разорение3. Битва -- видишь? Как наши с Литвой бились. 1-й. Что ж это такое -- Литва? 2 - и. Так она Литва и есть. 1 - и. А говорят, братец ты мой, она на нас с неба упала. 2-й. Не умею тебе сказать. С неба так с неба. Женщина. Толкуй еще! Все знают, что с неба; и где был какой бой с ней, там для памяти курганы насыпаны. 1 -и. А что, братец ты мой! Ведь это так точно! Входят Дикой и за ним К у л и г и н без шапки. Все кланяются и принимают почтительное .положение.

    ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Дикой и Кулигин. Дикой. Ишь ты, замочило всего. (Кулигину.) Отстань ты от меня! Отстань! (С сердцем.) Глупый человек! Кулигин. Савел Прокофьич, ведь от этого, ваше степенство ', для всех вообще обывателей польза. Дикой. Поди ты прочь! Какая польза! Кому нужна эта польза? Кулигин. Да хоть бы для вас, ваше степенство, Савел Прокофьич. Вот бы, сударь, на бульваре, на чистом месте, и поставить. А какой расход? Расход пустой: столбик каменный (показывает жестами размер каждой вещи), дощечку медную, такую круглую, да шпильку, вот шпильку прямую (показывает жестом), простую самую. Уж я все это прилажу и цифры вырежу уже все сам. Теперь вы, ваше степенство, когда изволите гулять или прочие которые гуляющие, сейчас подойдете и видите, который час. А то этакое место прекрасное, и вид, и все, а как будто пусто. У нас тоже, ваше степенство, и проезжие бывают, ходят туда наши виды смотреть, все-таки украшение -- для глаз оно приятней. Дикой. Да что ты ко мне лезешь со всяким вздором! Может, я с тобой и говорить-то не хочу. Ты должен был прежде узнать, в расположении ли я тебя слушать, дурака, или нет. Что я тебе -- ровный, что ли! Ишь ты, какое дело нашел важное! Так прямо с рылом-то и лезет разговаривать. Кулигин. Кабы я со своим делом лез, ну тогда был бы я виноват. А то я для общей пользы, ваше. степенство. Ну что значит для общества каких-нибудь рублей десять! Больше, сударь, не понадобится. Дикой. А может, ты украсть хочешь; кто тебя знает. Кулигин. Коли я свои труды хочу даром положить, что же я могу украсть, ваше степенство? Да меня здесь все знают, про меня никто дурно не скажет. Дикой. Ну и пущай знают, а я тебя знать не хочу. Кулигин. За что, сударь Савел Прокофьич, честного человека обижать изволите? Дикой. Отчет, что ли, я стану тебе давать! Я и поважней тебя никому отчета не даю. Хочу так думать о тебе, так и думаю. Для других ты честный человек, а я думаю, что ты разбойник, вот и все. Хотелось тебе это слышать от меня? Так вот слушай! Говорю, что разбойник, и конец! Что ж ты, судиться, что ли, со мной будешь? Так ты знай, что ты червяк. Захочу -- помилую, захочу -- раздавлю. Кулигин. Бог с вами, Савел Прокофьич! Я, сударь, маленький человек, меня обидеть недолго. А я вам вот что доложу, ваше степенство: "И в рубище почтенна добродетель!"' Дикой. Ты у меня грубить не смей! Слышишь ты/ Кулигин. Никакой я грубости вам, сударь, не делаю; а говорю вам потому, что, может быть, вы и вздумаете когда что-нибудь для города сделать. Силы у вас, ваше степенство, много; была б только воля на доброе дело. Вот хоть бы теперь то возьмем: у нас грозы частые, а не заведем мы громовых отводов 2. Дикой (гордо). Все суета! Кулигин. Да какая же суета, когда опыты были? Дикой. Какие-такие там у тебя громовые отводы? К у лиги п. Стальные. Дикой (с гневом). Ну, еще что? К у л и г и н. Шесты стальные. Дикой (сердясь более и более). Слышал, что шесты, аспид ты этакой; да еще-то что? Наладил: шесты! Ну, а еще что? К у л и г и н. Ничего больше. Дикой. Да гроза-то что такое, по-твоему, а? Ну, говори. Кулигин. Электричество. Дикой (топнув ногой). Какое еще там елестричество! Ну, как же ты не разбойник! Гроза-то нам в наказание посылается, чтобы мы чувствовали, а ты хочешь шестами да рожнами какими-то, прости господи, обороняться. Что ты, татарин, что ли? Татарин ты? А, говори! Татарин? Кулигин. Савел Прокофьич, ваше степенство, Державин сказал: Я телом в прахе истлеваю, Умом громам повелеваю 3. Дикой. А за эти слова тебя к городничему отправить, так он тебе задаст! Эй, почтенные, прислушайте-ко, что он говорит! Кулигин. Нечего делать, надо покориться! А вот когда будет у меня миллион, тогда я поговорю. (Махнув рукой, уходит.) Дикой. Что ж ты, украдешь, что ли, у кого! Держите его! Этакой фальшивый мужичонко! С этим народом какому надо быть человеку? Я уж не знаю. (Обращаясь к народу.) Да вы, проклятые, хоть кого в грех введете! Вот не хотел нынче сердиться, а он, как нарочно, рассердил-таки. Чтоб ему провалиться! (Сердито.) Перестал, что ль, дождик-то? 1-й. Кажется, перестал. Дикой. Кажется! А ты, дурак, сходи да посмотри. А то -- кажется! 1-й (выйдя из-под сводов). Перестал! Дикой уходит, и всв за ним. Сцена несколько времени пуста. Под своды быстро входит Варвара и, притаившись, высматривает.

    ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Варвара и потом Борис. Варвара. Кажется, он! Борис проходит в глубине сцены. Сс-сс! Борис оглядывается. Поди сюда. (Манит рукой.) Борис входит. Что нам с Катериной-то делать? Скажи на милость! Борис. А что? Варвара. Беда ведь, да и только. Муж приехал, ты знаешь ли это? И не ждали его, а он приехал. Борис. Нет, я не знал.; Варвара. Она просто сама не своя сделалась! Борис. Видно, только я и пожил десяток деньков, пока! его не было. Уж теперь не увидишь ее! Варвара. Ах ты какой! Да ты слушай! Дрожит вся, точно ее лихорадка бьет; бледная такая, мечется по дому, точно чего ищет. Глаза, как у помешанной! Давеча утром плакат принялась, так и рыдает. Батюшки мои! что мне с ней делать? Борис. Да, может быть, пройдет это у нее! Варвара. Ну, уж едва ли. На мужа не смеет глаз поднять. Маменька замечать это стала, ходит да все ,на нее косится, так змеей и смотрит; а она от этого еще хуже. Просто мука глядеть-то на нее! Да и боюсь я. Борис. Чего же ты боишься? В а р в а р а. Ты ее не знаешь! Она ведь чудная какая-то у нас. От нее все станется! Таких дел наделает, что... Борис. Ах, боже мой! Что же делать-то? Ты бы с ней поговорила хорошенько. Неужели уж нельзя ее уговорить? Варвара. Пробовала. И не слушает ничего. Лучше и не подходи. Борис. Ну, как же ты думаешь, что она может сделать? Варвара. А вот что: бухнет мужу в ноги да и расскажет все. Вот чего я боюсь. Борис (с испугом). Может ли это быть? Варвара. От нее все может быть. Борис. Где она теперь? Варвара. Сейчас с мужем на бульвар пошли, и маменька с ними. Пройди и ты, коли хочешь. Да нет, лучше не ходи, а то она, пожалуй, н вовсе растеряется. Вдали удар грома. Никак, гроза? (Выглядывает.) Да и дождик. А вот и народ повалил. Спрячься там где-нибудь, а я тут на виду стану, чтоб не подумали чего. Входят несколько лиц разного звания и пола.

    ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Разные лица и потом Кабанова, Кабанов, Катерина и Кулигин. 1-й. Должно быть, бабочка-то очень боится, что так торопится спрятаться. Женщина. Да уж как ни прячься! Коли кому на роду написано, так никуда не уйдешь. Катерина (вбегая). Ах, Варвара! (Хватает ее за руку и держит крепко.) Варвара. Полно, что ты! Катерина. Смерть моя! Варвара. Да ты одумайся! Соберись с мыслями! Катерина. Нет! Не могу. Ничего не могу. У меня уж очень сердце болит. Кабанова (входя). То-то вот, надо жить-то так, чтобы всегда быть готовой ко всему; страху-то бы такого не было. Кабанов. Да какие ж, маменька, у нее грехи такие могут быть особенные: все такие же, как и у всех у нас, а это так уж она от природы боится. Кабанова. А ты почем знаешь? Чужая душа потемки. Кабанов (шутя). Уж разве без меня что-нибудь, а при мне, кажись, ничего не было. Кабанова. Может быть, и без тебя. Кабанов (шутя). Катя, кайся, брат, лучше, коли в чем грешна. Ведь от меня не скроешься: нет, шалишь! Все знаю! Катерина (смотрит в глаза Кабанову). Голубчик мой! Варвара. Ну, что ты пристаешь! Разве не видишь, что ей без тебя тяжело? Борис выходит из толпы и раскланивается с Кабановым. Катерина (вскрикивает). Ах! Кабанов. Что ты испугалась! Ты думала--чужой? Это знакомый! Дядюшка здоров ли? Борис. Слава богу! Катерина (Варваре). Что ему еще надо от меня?.. Или ему мало этого, что я так мучаюсь. (Приклоняясь к Варваре, рыдает.) Варвара (громко, чтобы мать слышала). Мы с ног сбились, не знаем, что сделать с ней; а тут еще посторонние лезут! (Делает Борису знак, тот отходит к самому выходу.) Кулигин (выходит на середину, обращаясь к толпе). Ну, чего вы боитесь, скажите на милость! Каждая теперь травка, каждый цветок радуется, а мы прячемся, боимся, точно напасти какой! Гроза убьет! Не гроза это, а благодать! Да, благодать! У вас все гроза! Северное сияние загорится, любоваться бы надобно да дивиться премудрости: "с полночных стран встает заря" ', а вы ужасаетесь да придумываете: к войне это или к мору. Комета ли идет,-- не отвел бы глаз! Красота! Звезды-то уж пригляделись, все одни и те же, а это обновка; ну, смотрел бы да любовался! А вы боитесь и взглянуть-то на небо, дрожь вас берет! Изо всего-то вы себе пугал наделали. Эх, народ! Я вот не боюсь. Пойдемте, сударь! Борис. Пойдемте! Здесь страшнее! Уходят.

    ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же без Бориса и Кулигина. Кабанова. Ишь какие рацеи развел2. Есть что послушать, уж нечего сказать! Вот времена-то пришли, какие-то учители появились. Коли старик так рассуждает, чего уж от молодых-то требовать! "С полночных стран встает заря..." -- из оды М. В. Ломоносова "Вечернее размышление". 2 Рацеи разводить -- болтать пустое. Рацея -- длинное наставление, поучение. Женщина. Ну, все небо обложило. Ровно шапкой, так и накрыло. 1-й. Эко, братец ты мой, точно клубком туча-то вьется, ров- ао что в ней там живое ворочается. А так на нас и ползет, так и ползет, как живая! 2-й. Уж ты помяни мое слово, что эта гроза даром не пройдет! Верно тебе говорю; потому знаю. Либо уж убьет кого-нибудь, либо дом сгорит, вот увидишь: потому, смотри, какой цвет необнаковенный \ Катерина (прислушиваясь). Что они говорят? Они говорят, что убьет кого-нибудь. К а б а н о в. Известно, так городят, зря, что в голову придет. Кабанова. Ты не осуждай постарше себя! Они больше твоего знают. У старых людей на все приметы есть. Старый человек на ветер слова не скажет. Катерина (мужу). Тиша, я знаю, корВъ убьет. Варвара (Катерине тихо). Ты уж хоть молчи. К а б а н.о в а. Ты почем знаешь? Катерина. Меня убьет. Молитесь тогда за меня. Входит Барыня с лакеями. Катерина с криком прячется.

    ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же и Б а р ы н я. Барыня. Что прячешься? Нечего прятаться! Видно, боишься: умирать-то не хочется! Пожить хочется! Как не хотеться! -- видишь, какая красавица. Ха-ха-ха! Красота! А ты молись богу, чтоб отнял красоту-то! Красота-то ведь погибель наша! Себя погубишь, людей соблазнишь, вот тогда и радуйся красоте-то своей. Много, много народу в грех введешь! Вертопрахи на поединки выходят, шпагами колют друг друга. Весело! Старики старые, благочестивые об смерти забывают, соблазняются на красоту-то! А кто отвечать будет? За все тебе отвечать придется. В омут лучше с красотой-то! Да скорей, скорей! Катерина прячется. Куда прячешься, глупая? От бога-то не уйдешь! Все в огне гореть будете в неугасимом! (Уходит.) Катерина. Ах! Умираю! В а-р в а р а. Что ты мучаешься-то, в самом деле? Стань к сторонке да помолись: легче будет. Катерина (подходит к стене и опускается на колени, потом быстро вскакивает). Ах! Ад! Ад! Геенна огненная! Кабанов, Кабанова и Варвара окружают ее. Все сердце изорвалось! Не могу я больше терпеть! Матушка! Тихон! Грешна я перед богом и перед вами! Не я ли клялась тебе, что не взгляну ни на кого без тебя! Помнишь, помнишь? А знаешь ли, что я, беспутная, без тебя делала? В первую же ночь я ушла из дому... Кабанов (растерявшись, в слезах, дергает ее за рукав). Не надо, не надо, не говори! Что ты! Матушка здесь! Кабанова (строго). Ну, ну, говори, коли уж начала.^ Катерина. И все-то десять ночей я гуляла... (Рыдает.) Кабанов хочет обнять ее. Кабанова. Брось ее! С кем? Варвара. Врет она, она сама не знает, что говорит. Кабанова. Молчи ты! Вот оно что! Ну, с кем же? Катерина. С Борисом Григорьичем. Удар грома. Ах! (Падает без чувств на руки мужа.) Кабанова. Что, сынок! Куда воля-то ведет! Говорила я, так ты слушать не хотел. Вот и дождался!

    * ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ *

Декорация первого действия. Сумерки.

    ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

К у л и г и н (сидит на лавочке), Кабанов (идет по бульвару). Кулигин (поет). Ночною темнотою покрылись небеса. Все люди для покою закрыли уж глаза...' и пр. (Увидав Кабанова.) Здравствуйте, сударь! Далеко ли изволите? Кабанов. Домой. Слышал, братец, дела-то наши? Вся, братец, семья в расстройство пришла. К у л и г и н. Слышал, слышал, сударь. Кабанов. Я в Москву ездил, ты знаешь? На дорогу-то маменька читала, читала мне наставления-то, а я как выехал, так загулял. Уж очень рад, что на волю-то вырвался. И всю дорогу пил, и в Москве все пил, так это кучу, что на-поди! Так, чтобы уж на целый год отгуляться. Ни разу про дом-то и не вспомнил. Да хоть бы и вспомнил-то, так мне бы и в ум не пришло, что делается. Слышал? К у л и г и н. Слышал, сударь. Кабанов. Несчастный я теперь, братец, человек! Так ни за что я погибаю, ни за грош! К v л и г и н. Маменька-то у вас больно крута. Кабанов. Ну да. Она-то всему и причина. А я за что погибаю, скажи ты мне на милость? Я вот зашел к Дикому, ну, выпили; думал -- легче будет, нет, хуже, Кулигин! Уж что жена против меня сделала! Уж хуже нельзя... Кулигин. Мудреное дело, сударь. Мудрено вас судить. Кабанов. Нет, постой! Уж на что еще хуже этого. Убить ее за это мало. Вот маменька говорит: ее надо живую в землю закопать, чтобы она казнилась! А. я ее люблю, мне ее жаль пальцем тронуть. Побил немножко, да и то маменька приказала. Жаль мне смотреть-то на нее, пойми ты это, Кулигин. Маменька ее поедом ест, а она, как тень какая, ходит безответная. Только плачет да тает, как воск. Вот я и убиваюсь, глядя на нее. Кулигин. Как бы нибудь, сударь, ладком дело-то сделать! Вы бы простили ей, да и не поминали никогда. Сами-то, чай, тоже не без греха! Кабанов. Уж что говорить! Кулигин. Да уж так, чтобы и под пьяную руку не попрекать. Она бы вам, сударь, была хорошая жена; гляди -- лучше всякой. Кабанов. Да пойми ты, Кулигин: я-то бы ничего, а маменька-то... разве с ней сговоришь!.. Кулигин. Пора бы уж вам, сударь, своим умом жить. Кабанов. Что ж мне, разорваться, что ли! Нет, говорят, своего-то ума. И, значит, живи век чужим. Я вот возьму да последний-то, какой есть, пропью; пусть маменька тогда со мной, как с дураком, и нянчится. Кулигин. Эх, сударь! Дела, дела! Ну, а Борис-то Григорьич, сударь, что? Кабанов. А его, подлеца, в Тяхту', к китайцам. Дядя к знакомому купцу какому-то посылает туда на контору. На три года его туды. Кулагин. Ну, что же он, сударь? К а б а н о в. Мечется тоже, плачет. Накинулись мы давеча на него с дядей, уж ругали, ругали,-- молчит. Точно дикий какой сделался. Со мной, говорит, что хотите, делайте, только ее не мучьте! И он к ней тоже жалость имеет. К у л и г и н. Хороший он человек, сударь. Кабанов. Собрался совсем, и лошади уж готовы. Так тоскует, беда! Уж я вижу, что ему проститься хочется. Ну, да мало ли чего! Будет с него. Враг ведь он мне, Кулигин! Расказнить его надобно на части, чтобы знал... К у л и г и н. Врагам-то прощать надо, сударь! Кабанов. Поди-ка, поговори с маменькой, что она тебе на это скажет. Так, братец Кулигин, все наше семейство теперь врозь расшиблось. Не то что родные, а точно вороги друг другу. Варвару маменька точила-точила, а та не стерпела, да и была такова,-- взяла да и ушла. Кулигин. Куда ушла? Кабанов. Кто ее знает. Говорят, с Кудряшом с Ванькой убежала, и того также нигде не найдут. Уж это, Кулигин, надо прямо сказать, что от маменьки; потому стала ее тиранить и на замок запирать. "Не запирайте,--говорит,--хуже будет!" Вот так и вышло. Что ж мне теперь делать, скажи ты мне? Научи ты меня, как мне жить теперь? Дом мне опостылел, людей совестно, за дело возмусь -- руки отваливаются. Вот теперь домой иду: на радость, что ль, иду? Входит Г л а ш а. Г л а ш а. Тихон Иваныч, батюшка! Кабанов. Что еще? Г л а ш а. Дома у нас нездорово, батюшка! Кабанов. Господи! Так уж одно к одному! Говори, что там такое? Г л а ш а. Да хозяюшка ваша... Кабанов. Ну что ж? Умерла, что ль? Глаша. Нет, батюшка; ушла куда-то, не найдем нигде. Сбились с ног искамши. Кабанов. Кулигин, надо, брат, бежать искать ее. Я, брат, знаешь, чего боюсь? Как бы она с тоски-то на себя руки не наложила! Уж так тоскует, так тоскует, что ах! На нее-то глядя, сердце рвется. Чего же вы смотрели-то? Давно ль она ушла-то? Глаша. Недавнушко, батюшка! Уж наш грех, недоглядели. Да и то сказать: на всякий час не остережешься. Кабанов. Ну, что стоишь-то, беги? Глаша уходит. И мы пойдем, Кулигин! Уходят. Сцена несколько времени пуста. С противоположной стороны выходит Катерина и тихо идет по сцене.

    ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Катерина (одна)'. Нет, нигде нет! Что-то он теперь, бедный, делает? Мне только проститься с ним, а там... а там хоть умирать. За что я его в беду ввела? Ведь мне не легче от того! Погибать бы мне одной! А то себя погубила, его погубила, себе бесчестье -- ему вечный покор!2 Да! Себе бесчестье -- ему вечный покор. (Молчание.) Вспомнить бы мне, что он говорил-то? Как он жалел-то меня? Какие слова-то говорил? (Берет себя за голову.) Не помню, все забыла. Ночи, ночи мне тяжелы! Все пойдут спать, и я пойду; всем ничего, а мне --как в могилу. Так страшно в потемках! Шум какой-то сделается, и поют, точно кого хоронят; только так тихо, чуть слышно, далеко-далеко от меня... Свету-то так рада сделаешься! А вставать не хочется: опять те же люди, те же разговоры, та же мука. Зачем они так смотрят на меня? Отчего это нынче не убивают? Зачем так сделали? Прежде, говорят, убивали. Взяли бы да и бросили меня в Волгу; я бы рада была. "Казнить-то тебя,-- говорят,-- так с тебя грех снимется, а ты живи да мучайся своим грехом". Да уж измучилась я! Долго ль еще мне мучиться? Для чего мне теперь жить? Ну, для чего? Ничего мне не надо, ничего мне не мило, и свет божий не мил! А смерть не приходит. Ты ее кличешь, а она не приходит. Что ни увижу, что ни услышу, только тут (показывает на сердце) больно. Еще кабы с ним жить, может быть, радость бы какую я и видела... Что ж: уж все равно, уж душу свою я ведь погубила. Как мне по нем скучно! Ах, как мне по нем скучно! Уж коли не увижу я тебя, так хоть услышь ты меня издали! Ветры буйные, перенесите вы ему мою печаль-тоску! Батюшки, скучно мне, скучно! (Подходит к берегу и громко, во весь голос.) Радость моя, жизнь моя, душа моя, люблю тебя! Откликнись! (Плачет.) Входит Борис.

    ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Катерина и Борис. Борис (не видя Катерины). Боже мой! Ведь это ее голос! Где же она? (Оглядывается.) Катерина (подбегает к нему и падает на шею). Увидела-таки я тебя! (Плачет на груди у него.) Молчание. Борис. Ну, вот и поплакали вместе, привел бог. Катерина. Ты не забыл меня? Борис. Как забыть, что ты! Катерина. Ах, нет, не то, не то! Ты не сердишься? Борис. За что мне сердиться? Катерина. Ну, прости меня! Не хотела я тебе зла сделать; да в себе не вольна была. Что говорила, что делала, себя не помнила. Борис. Полно, что ты! что ты! Катерина. Ну, как же ты? Теперь-то ты как? Борис. Еду. Катерина. Куда едешь? Борис. Далеко, Катя, в Сибирь. Катерина. Возьми меня с собой отсюда! Борис. Нельзя мне, Катя. Не по своей я воле еду: дядя посылает, уж и лошади готовы; я только отпросился у дяди на минуточку, хотел хоть с местом-то тем проститься, где мы с тобой виделись. Катерина. Поезжай с богом! Не тужи обо мне. Сначала только разве скучно будет тебе, бедному, а там и позабудешь. Борис. Что обо мне-то толковать! Я -- вольная птица. Ты-то как? Что свекровь-то? Катерина. Мучает меня, запирает. Всем говорит и мужу говорит: "Не верь ей, она хитрая". Все и ходят за мной целый день и смеются мне прямо в глаза. На каждом слове все тобой попрекают. Борис. А муж-то? Катерина. То ласков, то сердится, да пьет все. Да постыл он мне, постыл, ласка-то его мне хуже побоев. Борис. Тяжело тебе, Катя? Катерина. Уж так тяжело, так тяжело, что умереть легче! Борис. Кто ж это знал, что нам за любовь нашу так мучиться с тобой! Лучше б бежать мне тогда! Катерина. На беду я увидала тебя. Радости видела мало,' а горя-то, горя-то что! Да еще впереди-то сколько! Ну, да что думать о том, что будет! Вот теперь тебя видела, этого они у меня не отнимут; а больше мне ничего не надо. Только ведь мне и нужно было увядать тебя. Вот мне теперь гораздо легче сделалось; точно гора с плеч свалилась. А я все думала, что ты на меня сердишься, проклинаешь меня... Борис. Что ты, что ты! Катерина. Да нет, все не то я говорю; не то я хотела сказать! Скучно мне было по тебе, вот что, ну, вот я тебя увидала... Борис. Не застали б нас здесь! Катерина. Постой, постой! Что-то я тебе хотела сказать... Вот забыла! Что-то нужно было сказать! В голове-то все путается, не вспомню ничего. Борис. Время мне, Катя! Катерина. Погоди, погоди! Борис. Ну, что же ты сказать-то хотела? Катерина. Сейчас скажу. (Подумав.) Да! Поедешь ты дорогой, ни одного ты нищего так не пропускай, всякому подай да прикажи, чтоб молились за мою грешную душу. Борис. Ах, кабы знали эти люди, каково мне прощаться с тобой! Боже мой! Дай бог, чтоб им когда-нибудь так же сладко было, как мне теперь. Прощай, Катя! (Обнимает и хочет уйти.) Злодеи вы! Изверги! Эх, кабы сила! Катерина. Постой, постой! Дай мне поглядеть на тебя в последний раз. (Смотрит ему в глаза.) Ну, будет с меня! Теперь бог с тобой, поезжай. Ступай, скорее ступай! Борис (отходит несколько шагов и останавливается). Катя, нехорошо что-то! Не задумала ли ты чего? Измучусь я дорогой-то, думавши о тебе. Катерина. Ничего, ничего. Поезжай с богом! Борис хочет подойти к ней. Не надо, не надо, довольно! Борис (рыдая). Ну, бог с тобой! Только одного и надо у бога просить, чтоб она умерла поскорее, чтоб ей не мучиться долго! Прощай! (Кланяется.) Катерина. Прощай! Борис уходит. Катерина провожает его глазами и стоит несколько времени задумавшись.

    ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Катерина (одна). Куда теперь? Домой идти? Нет, мне что домой, что в могилу -- все равно. Да, что домой, что в могилу!.. что в могилу! В могиле лучше... Под деревцом могилушка... как хорошо!.. Солнышко ее греет, дождичком ее мочит... весной на ней травка вырастет, мягкая такая... птицы прилетят на дерево, будут петь, детей выведут, цветочки расцветут: желтенькие, красненькие, голубенькие... всякие (задумывается), всякие... Так тихо, так хорошо! Мне как будто легче! А о жизни и думать не хочется. Опять жить? Нет, нет, не надо... нехорошо! И люди мне противны, и дом мне противен, и стены противны! Не пойду туда! Нет, нет, не пойду... Придешь к ним, они ходят, говорят, а на что мне это? Ах, темно стало! И опять поют где-то! Что поют? Не разберешь... Умереть бы теперь... Что поют? Все равно, что смерть придет, что сама... а жить нельзя! Грех! Молиться не будут? Кто любит, тот будет молиться... Руки крест-накрест складывают... в гробу? Да, так... я вспомнила. А поймают меня да воротят домой насильно... Ах, скорей, скорей! (Подходит к берегу. Громко.) Друг мой! Радость моя! Прощай! (Уходит.) Входят Кабанова,Кабанов, Кулигин и работник с фонарем.

    ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Кабанов, Кабанова и Кулигин. Кулигин. Говорят, здесь видели. Кабанов. Да это верно? Кулигин. Прямо па нее говорят. Кабанов. Ну, слава богу, хоть живую видели-то. Кабанова. А ты уж испугался, расплакался! Есть о чем. Не беспокойся: еще долго нам с ней маяться будет. Кабанов. Кто ж это знал, что она сюда пойдет! Место такое людное. Кому в голову придет здесь прятаться. Кабанова. Видишь, что она делает! Вот какое зелье! Как она характер-то свой хочет выдержать! С разных сторон собирается народ с фонарями. Один из народа. Что, нашли? Кабанова. То-то что нет. Точно провалилась куда. Несколько голосов. Эка притча!' Вот оказия-то! И куда б ей деться! Один из народа. Да найдется! Другой. Как не найтись! Третий. Гляди, сама придет. Голоса за сценой: "Эй, лодку!" Кулигин (с берега). Кто кричит? Что там? Голос: "Женщина в воду бросилась!" Кулигин и за ним несколько человек убегают.

    ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

Те же, без Кулигина. Кабанов. Батюшки, она ведь это! (Хочет бежать.) Кабанова удерживает его за руку. Маменька, пустите, смерть моя! Я ее вытащу, а то так и сам... Что мне без нее! Кабанова. Не пущу, и не думай! Из-за нее да себя губить, стоит ли она того! Мало она нам страму-то наделала, еще что затеяла! Кабанов. Пустите! Кабанова. Без тебя есть кому. Прокляну, коли пойдешь! Кабанов (падая на колени). Хоть взглянуть-то мне на нее! Кабанова. Вытащат -- взглянешь. Кабанов (встает. К народу). Что, голубчики, не видать ли чего? 1-й. Темно внизу-то, не видать ничего. Шум за сценой. 2-й. Словно кричат что-то, да ничего не разберешь. 1-й. Да это Кулигина голос. 2-й. Вон с фонарем по берегу ходят. 1-й. Сюда идут. Вон и ее несут. Несколько народу возвращается. Один из возвратившихся. Молодец Кулигин! Тут близехонько, в омуточке, у берега с огнем-то оно в воду-то далеко видно; он платье и увидал и вытащил ее. Кабанов. Жива? Другой. Где уж жива! Высоко бросилась-то: тут обрыв, да, должно быть, на якорь попала, ушиблась, бедная! А точно, ребяты, как живая! Только на виске маленькая ранка, и одна только, как есть одна, капелька крови. Кабанов бросается бежать; навстречу ему Кулагин с народом несут Катерину.

    ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Те же и К у л и г и н. Кулигин. Вот вам ваша Катерина. Делайте с ней, что хотите! Тело ее здесь, возьмите его; а душа теперь не ваша: она теперь перед судией, который милосерднее вас! (Кладет на землю и убегает.) Кабанов (бросается к Катерине). Катя! Катя! Кабанова. Полно! Об ней плакать-то грех! Кабанов. Маменька, вы ее погубили, вы, вы, вы... Кабанова. Что ты? Аль себя не помнишь? Забыл, с кем говоришь? Кабанов. Вы ее погубили! Вы! Вы! Кабанова (сыну). Ну, я с тобой дома поговорю. (Низко кланяется народу.) Спасибо вам, люди добрые, за вашу услугу! Все кланяются. Кабанов. Хорошо тебе, Катя! А я-то зачем остался жить на свете да мучиться! (Падает на труп жены.)